Тим Боунесс о сольных концертах

Тим Боунесс о сольных концертах

Тим Боунесс делится впечатлениями от прошедшего сольного мини-тура:

Теперь больше не нужно жить ожиданиями и результаты эти ожидания превзошли (вроде, во всяком случае).
Последняя пара месяцев была похожа на вихрь событий, включая релиз нового альбома, длительный (по моим меркам) «World» тур (состоящий из четырех выступлений в двух странах, не меньше!), десять тонн грузовиков с интервью и плотный график, что означает больше, чем просто хлопать заспанными глазами в духе «школьного оркестра».
«Stupid Things That Mean The World» достиг наивысших позиций в чартах продаж альбомов за всю мою карьеру. Это было невероятно приятно и, как всегда, вызвало что-то вроде облегчения. После относительного успеха «ADD», в этот раз градус ожиданий относительно нового альбома был выше. Было понятно, что будет тяжело продолжать после такого альбома, как «ADD», но я оказался очень доволен результатом. К счастью, и в случае с продажами, и в случае с рецензиями, «Stupid Things That Mean The World» получился чуть лучше в сравнении с «ADD» и сохранил темп поступательного движения вверх таким образом, как я и надеялся.

В этот раз альбом собрал три позиции в Топ-10 чартов (в официальных британских рок-, прог- и винил-чартах), невысокую отметку в национальном чарте, а также больше рецензий и интервью, чем я мог бы припомнить со времен начала карьеры в no-man. Когда находишься в неправильном конце среднего возраста, и другие вторгаются в нечто сугубо личное для тебя, такие неожиданные приятные события становятся чем-то по-настоящему особенным.

Хотя я не могу назвать «Stupid Things…» лучшим в сравнении с «ADD», но этот альбом создает ощущение более детального, и, возможно, более искреннего воплощения того, что я делаю (и того, что мне нравится). «Stupid Things…» обладает большим разнообразием и казжется жестким и мягким, сложным и простым, и еще более доступным и экспериментальным, нежели «ADD». Хотя если честно, я надеялся, что в данном случае имело больший смысл использовать все возможности на этом альбоме, чем в случае с его предшественником (когда я ощущал, что работал над песнями, как элементами общей фигуры). В конце концов, я доволен обоими альбомами, которым, думаю, удалось создать из меня образ узнаваемого человека не только по совместной работе со Стивеном Уилсоном и no-man.

Сейчас по моим ощущениям практически наступил период, во время которого вещи прогрессируют быстрыми темпами, но иногда также я ощущаю, что время судорожно крутится вокруг меня с целью сохранить то положение, которого я уже достиг (Боно, в некотором смысле, мог бы сформулировать эту мысль более кратко!).


«World» тур 2015 стал смешанным по ощущениям и своеобразной проверкой действительности в том плане, что он указал на сложности в информировании аудитории о концертах и на факт того, что достижение более высокого уровня исполнения строится на том, что всегда будет, вероятно, по ощущениям тяжелым трудом.

Репетиции:

Отсиживаясь в сельском Уилтшире с модернизированной группой, состоящей из пяти участников, радостная суета длилась пять дней подряд. Несмотря на существенно отличающийся сет-лист, который мы раньше со сцены не исполняли (он состоял на 50% из нового материала), всё получалось на удивление хорошо и быстро. Это был, возможно, лучший репетиционный период в нашей карьере. Музыка получалась, отношения в группе были хорошие, перерывы на кофе были регулярные, и общий душевный подъем был на высоте.

В середине наших репетиций я в компании вновь коронованного супер-ученого Профессора Берпака отправился на BBC Бристоль для интервью и небольшого акустического выступления. Расслабленное и приятное выступление, оно напомнило мне несколько похожих выступлений, в которых я участвовал в начале 90-х со Стивеном Уилсоном. На меня нахлынули яркие воспоминания из прошлого, перекликающиеся с текущими событиями, и такое происходило и дальше по прошествии нескольких недель после этого события.

Как квинтет, группа звучала больше как рок-интерпретация того, что я делаю. Новый материал подходил музыкантам и наоборот. Мощный тяжелый гитарный контрапункт влился в мягкую электронику моего состава времен «My Hotel Year» 2004-2006 годов без принесения в жертву меланхолии или интроспективной составляющей музыки, казалось, что мы были способны создать нечто, что могло бы расширить границы нашего прошлого звучания.

На четвертый и пятый дни мы сделали мультитрековую запись того, что репетировали, с целью издать что-нибудь из этого в будущем. Концертные версии песен обрели свой собственный характер и мы понимали, что их нужно сохранить. Поэтому они были записаны (и сохранены).

Концерты:

После почти безупречных репетиций мы отправились в Бристоль на концертную площадку, которая оказалась совсем не такой, как мы ожидали, поэтому нам пришлось оперативно урезать две песни на саундчеке. Мы были разоружены на пустом месте! Концерт проходил в самом маленьком зале, в каком только мы могли играть за все годы выступлений, в котором нельзя было бы сделать «широкий жест» (или каким-то образом свободно двигаться!). Звук на сцене был не отстроен и наш оптимизм (вместе с веселыми поддразниваниями друг друга) улетучился. Но все равно, в некотором смысле, репетиции не прошли зря, потому что выступление запомнилось несколькими сильными моментами, а реакция зрителей была невероятно позитивной и теплой (что оправдало все неприятности).

На следующий день мы выступали в Лондоне. В сравнении с первой площадкой, зал и звук здесь были гораздо лучше, что позитивным образом сказалось на нашем выступлении. Этот концерт напомнил выступление no-man в 2012 году в Islington Town Hall, мы чувствовали себя уверенно на сцене, кажется, благодаря благосклонной реакции зрителей.
Если будут выходные, то провести их нужно в Польше! Фестиваль Ino-Rock подарил нам бесценный опыт. Тот же самый сет-лист, эффектно звучащий на клубной площадке, временами ощущался неуместным при исполнении для нескольких сотен человек на фестивале под открытым небом. От двух третей до трех четвертей музыки гениально вписалось в исполнение на большой площадке, но одна треть материала, казалось, больше подходила для интимного камерного исполнения, нежели стадионного. Но независимо от этого, в целом выступление стало убедительным примером того, на что способна эта конкретная группа. Аудитория была очень восприимчива, прогулка по территории фестиваля после окончания выступления сопровождалась множеством приятных встреч, бесконечных селфи и несколькими серьёзными вопросами о музыке, которые мне не задавали уже много лет. Как и в Кракове в 2012 году, польский концерт дал сильный заряд энергии и много приятного. Организаторы, поклонники и те люди, которых мы встречали (включая Фиша и его очень хорошую группу) вызвали восторг, и почти за два дня в вестибюле отеля я дал одно из подробнейших интервью за всю свою жизнь (для американского журнала «Progression»).

Затем была неделя отдыха, и финалом мини-тура стало выступление в Манчестере на сцене, очень схожей с лондонской площадкой (хотя она была меньше, как в плане зрителей, так и в плане размера сцены). На разогреве у нас выступали старые друзья и экс-коллеги по группе Nerve Toy Trio, которые неожиданно оказались более проговыми, чем Рик Уэйкман в свои золотые годы (в хорошем смысле). Наше выступление началось хорошо, но неуверенно. Но на середине концерта что-то щелкнуло внутри каждого из нас. Зрители подпевали на протяжении всего концерта, а начиная с «Dancing For You» и далее я нащупал вербальный контакт и группа, обретшая уверенность в себе, выдала несколько мощных эмоциональных моментов. В довершение, абсолютно спонтанно, к нашему удивлению во время выхода на бис и исполнения «All The Blue Changes» к нам на ударных присоединился Говард Джонс из Nerve Toy Trio (наряду с нашим барабанщиком Эндрю Букером). Говард одаренный барабанщик, являвшийся большой частью некоторых моих ранних групп, таких как The Roaring Silence и After The Stranger, и это был первый раз с 1986 года, когда мы выступали вместе на одной сцене (прошлые эксперименты вторглись в текущие еще раз). Соло двух ударных установок стало ярким финалом выступления. Общаясь со зрителями после концерта я услышал много слов благодарности за исполненную музыку, а лично для меня было невероятно приятно снова пообщаться со старыми друзьями и даже с пожилыми семейными парами.

Выводы:

За исключением польского фестиваля, я, по своей глупости, организовывал все сам. И в неподходящее время года. Как таковая, реклама концертов была сведена к минимуму (быть концертным промоутером, если честно, не моя сильная сторона) и посещаемость концертов была на уровне провинциального польского бара. В художественном плане, тем не менее, все ощущалось хорошо. Новая музыка расцвела в концертном исполнении, и группа выглядела как никогда уверенной в себе. Сокращение состава до пяти человек означало, что у музыкантов появилось больше музыкального пространства и также больше возможностей для экспериментов. Колин, Майк, Стефен и Энди подняли уровень исполнения на очень высокий уровень. «Time Travel In Texas» была тяжелей, фанковей и более странной, «Sing To Me» парила над нами, гитарное соло в «Dancing For You» стало неожиданным бриллиантом концерта (молодые люди ревели во время шестиструнных излияний профессора Бэрпака!), «Know That You Were Loved» добавило сладкой меланхолии, а «Smiler At 50» звучала громче, чем Дигби (Джонс – британский музыкант и продюсер – прим. stupidmax). Какие-либо разочарования в плане посещаемости концертов оказались незначительными в свете самого нашего выступления и теплой реакции публики.


Помимо тура, я принял участие в очень приятной четвертой церемонии награждения Prog Awards и также посетил концерт великих King Crimson (впервые с 1995 года).
На церемонии я сидел за столом своего лэйбла InsideOut, и с огромной радостью повидался, помимо прочих, с Питером Хэммиллом, Биллом Нельсоном, Стивом Хогартом, Ником Беггсом, гениальными Gentle Giant и, конечно, Стивеном Уилсоном.

King Crimson, как всегда, вызывали так много вопросов, как и давали ответы на них, они оставили свой фирменный отпечаток в моем музыкальном мире. Звучание коллектива было беспредельным, рад увидеть Мэла Коллинза там, где он смотрится лучше всего, Джакко был фронтменом своей любимой группы, а концерт был смешением новых песен с бессмертной класской.


Следующим шагом будет один специальный концерт в Кардиффе вместе с Лордом Питером Чилверсом, Дэвидом Родсом и королем саксофона Тэо Трэвисом. Планируется усилить работу над новым альбомом Баунесса/Чилверса и «Третьим монстром слева» (это своеобразный цикл песен и стихов, придуманный самим Боунессом, путешествующий из альбома в альбом – прим. stupidmax), а также есть неопределенные планы по выпуску сольного при участии группы концертного альбома и студийного сингла.
Будет больше нового от школьного оркестра, обещаю.


Текущий плей-лист:

  • Be Bop Deluxe – Sunburst Finish (1976)
  • Ornette Coleman – Dancing In Your Head (1977)
  • David Crosby – Croz (2014)
  • FFS – FFS (2015)
  • Led Zeppelin – Presence (1976)
  • Magazine – Magic, Murder & The Weather (1981)
  • Bill Nelson – Quit Dreaming And Get Off The Beam (1981)
  • Siouxie & The Banshees – Hyaena (1984)
  • Troyka – Ornithophobia (2015)
  • Kamasi Washington – The Epic (2015)

Недавно прочитанные книги:

  • Kent Haruf - Our Souls At Night (2014)
  • David S Wills - Scientologist!: William S. Burroughs and the ‘Weird Cult’ (2013)

Недавно просмотренные фильмы:

  • Grace And Frankie
  • The Last Man On Earth
  • Transparent
  • True Detective

Ваши комментарии