4½

4½ - мини-альбом Стивена Уилсона, выпущенный на лейбле Kscope 22 января 2016 года. Название 4½ является иллюстрацией того, чем является этот мини-альбом, а именно своеобразным промежутком между четвертым (Hand.Cannot.Erase.) и пятым (To The Bone) студийными альбомами SW. Альбом издан на компакт-диске, 180-граммовой виниловой пластинке и Blu-ray диске. В Blu-ray диск включен и пятиканальный ремикс альбома, а также пятиканальный ремикс новой версии песни Lazarus (выпущенной на сборнике "Transience"). Также альбом издан в цифровом формате через сервисы iTunes, Amazon.com, Google Play и Apple Music.

В "4½" вошло шесть песен, хронометраж альбома составляет около 37 минут. Четыре из них были написаны во время работы над "Hand. Cannot. Erase.", одна - во время работы над его предшественником, "The Raven that Refused to Sing". А шестой трек это новая версия песни Porcupine Tree "Don’t Hate Me", изначально записанной в 1998 году для альбома "Stupid Dream". В основе новой версии лежит концертное исполнение, записанное в ходе осеннего концертного тура Стивена Уилсона 2015 года, с дополнительными наложениями, сделанными в студии. Вокальные партии в этой версии исполнены Стивом в дуэте с Нинет Тайеб.

В новостных рассылках Стивена Уилсона, выходивших в ноябре-декабре 2015 года опубликовано интервью с музыкантом, оно же своеобразный гид по композициям мини-альбома:

«My Book of Regrets»

Частично песня была написана в конце 2013 года для альбома «Hand.Cannot.Erase.», завершена эта почти десятиминутная песня была в июне 2015 года, когда группа находилась в туре по США, и к тому моменту было отыграно уже очень много концертов этого тура. Песня начинается с прерывисто звучащего гитарного рифа и куплета о сменяющих друг друга пейзажах в окнах лондонского такси, предстающих перед глазами едущей в нём женщины. Припев ошеломляет. У него динамичный ритм, неожиданная последовательность вокальных нот, и затем внезапно все обрывается, оставляя только повторяющееся эхо. Что-нибудь еще? Во время длинной инструментальной секции каждый участник группы получает возможность исполнить соло или отбивку перед соло следующего участника. В финале песни группа в унисон исполняет прерывающийся риф, имитирующий удары дефибриллятора.

Ты помнишь, почему исключил эту песню из будущего альбома, а не доработал ее, чтобы включить в «Hand.Cannot.Erase.»?

Альбом и так уже был достаточно продолжительный по времени звучания. Я сомневался, потому что верил, что его хронометраж должен составлять пятьдесят минут и не более. Но на самом деле я не практикую то, что проповедую. Иногда книга, фильм или альбом длинны настолько, насколько им нужно. В этом смысле «Hand.Cannot.Erase.» растянулся до шестидесяти пяти минут. «My Book of Regrets» в этом плане не подходила. <…> К тому же она еще была не закончена.

<…>

Важный момент с «My Book of Regrets» такой же, как и с новой версией «Don’t Hate Me», они обе являются гибридами концертных выступлений и студийных записей. Такую же параллель можно провести и с новой версией «Lazarus» из компиляции «Transience». Расскажи об этом новом для тебя способе конструирования треков.

Было здорово, поскольку за последние годы технологии шагнули далеко вперед, и теперь и ты, и я можем записывать каждое концертное выступление в широком разрешении, делать мультитрековую запись. Если честно, песни были собраны за микшерским пультом. Очень экономичный процесс записи. Как ты знаешь, мне нравится обкатывать новый материал вживую, перед тем как записывать его в студии. И гораздо лучше иметь под рукой готовые двадцать вариантов новой песни в мультитреке, чем загонять всю группу в студию. Позже я перезаписал и доработал вокал, плюс наложил еще несколько партий гитары. Но когда вы услышите Ника на басу, Крейга на ударных, и Дэйва, и Адама, все их партии взяты с концертных выступлений. Меня осенило, что это потрясающий способ создавать песни. Думаю, я продолжу в том же духе.
Если слушать внимательно, то можно услышать голоса зрителей во время быстрой инструментальной секции в «My Book of Regrets», они добавлены для усиления напряжения.
Мы делали «da-da-da-da», а зрители кричали «Yeah!». Хотя я постирал шум зрительской толпы, но вы все еще можете их услышать.
<…>

«Year Of The Plague»
Мрачный инструментал был написан и записан во время работы над «The Raven that Refused to Sing». Он ощущается, будто подслушиваешь очень личный, неразборчивый разговор между скрипкой и акустической гитарой. По мере развития сюжета композиции кажется, будто раненая скрипка черпает силы и исцеляется от «тепла» гитары.

«Year of the Plague» великолепно подходит в качестве перехода от «My Book of Regrets».

Это один из моих любимейших треков вообще! Когда я написал его во время работы над «Raven», то подумал: «Нужно оставить эту вещь для саундтрека. Когда-нибудь, раньше или позже, кто-нибудь должен будет пригласить меня поработать над музыкой к фильму!» Я наивно надеялся, что скоро это случится. К сожалению, прошло три года и меня до сих пор никто никуда не позвал. Поэтому я подумал: «Хрен с ним. Включу этот трек сюда».
<…>

Что интересно в этой композиции, если не брать в расчет рояль Адама Хоьцмана, она звучит так, будто ты записал целый оркестр, но затем порезал его звучание.

Да, это так. Особенно сэмпл скрипки, это ключевой инструмент в «Year of the Plague». Этот красивый сэмпл можно найти в струнной библиотеке студии EastWest. Очень вдохновляет, когда ощущаешь звук на кончиках своих пальцев. Вообще-то я не большой поклонник использования сэмплов. Если бы этот трек значился в финальном трек-листе для «Raven», вероятно, я бы переделал его, пригласив для записи подходящего скрипача. Но этому треку уже три года и, в конце концов, я подумал: «Он и так звучит потрясающе».

«Happiness III»
Третий вариант этой песни был написан в 2003 году. После наложения боксирующего бита Марко Миннеманна «Happiness III» приобрела драматический окрас и напряженный ритм в своей средней части. Элегантное гитарное соло Уилсона можно сравнить с расправленными крыльями на ветру. Когда «Happiness III» записывалась во время работы над «Hand.Cannot.Erase.», то из-за своего хитового припева получила шутливое название «Поп Пирог».

Этот трек был написан до выхода альбома Porcupine Tree «Deadwing». Какая судьба у «Happiness III» сейчас?

Она была написана для воображаемого фильма «Deadwing». Мне пришла в голову идея написать сценарий для фильма, мы с моим другом Майком Беннионом написали его, и я стал сочинять музыку для этого возможного фильма, который, я думал, мог бы быть снят. Этот трек не предназначался для Porcupine Tree. Он предназначался для фильма. Я написал «Arriving Somewhere but Not Here», «Lazarus», «Happiness» и инструментальный трек «Collecting Space», который был издан в качестве бонуса на специальном издании альбома «Insurgentes». Я написал и еще несколько музыкальных фрагментов, таких как «Deadwing Theme», он, например, вышел в качестве бонуса на документальном ДВД «Insurgentes». Я написал всего шесть или семь музыкальных фрагментов в то время. Это последний из тех треков.
Причина, почему он не был издан до настоящего момента в том, что он казался мне слишком попсовым. Всегда, когда я пишу что-то простое, попсовое, я отношусь к написанному почти недоверчиво! Я действительно могу написать песню, чтобы она была простенькой и при этом хорошей? Потребовалось двенадцать лет, чтобы у меня появилась уверенность в том, что «Знаешь, а это хорошая песня и я должен выпустить её». Мы записали её для «Hand.Cannot.Erase.», но даже тогда я посчитал ее неподходящей для альбома. Но я прикинул, что если не включу её в этот альбом, то не включу её ни в один последующий. У неё отличный припев.
<…>
Эта песня демонстрирует одну деталь, заключающуюся в том, что, по сути, я пишу одну и ту же песню на протяжении двадцати лет! Хотя она была записана для фильма «Deadwing», она отлично вписалась в материал «Hand.Cannot.Erase.», у нее те же флюиды, что и у «Don’t Hate Me». Забавно, как песни столь прекрасно во всём переплетены.
<…>

Sunday Rain Sets In
В этом треке очень «сочное» напряжение между зловещим тихим бренчанием электрогитары и соблазнительно красивым повторяющимся фортепьянным мотивом Хольцмана. Когда нарастающее неистовство звука наконец-то доходит до апофеоза в крещендо инструментов, это неистовство все еще звучит шокирующе и неожиданно. Трек изначально задумывался в качестве одной из ключевых сцен в «Hand.Cannot.Erase.», но его с легкостью можно было представить и в качестве саундтрека для полуночной сцены какого-нибудь шпионского триллера.

Расскажи о том, когда он записывался, поскольку на барабанах в нем играет Чад Уэйкерман, который играл в твоей группе в финальной части «The Raven» тура.

Самой первой вещью, которую я написал для «Hand.Cannot.Erase.», была очень длинная музыкальная композиция, которая, в конечном счете, распалась на несколько маленьких фрагментов. Я не особо помню насчет этого трека, но могу сказать, что он начинался с того, что сейчас является вступлением к «Three Years Older». И, в определенном смысле, до того, как превратиться в часть песни «Three Years Older», эта композиция выделилась в «Sunday Rain Sets In». Это еще один музыкальный фрагмент, которому можно отнести определение «Часть моего саундтрека для фильма».
Чад в то же самое время записал барабаны и для «Happy Returns». Я не прогрессировал в работе над этим фрагментом до того момента, пока не начал работу над самим альбомом. Затем я в прямом смысле спас этот музыкальный фрагмент от небытия. Очень горжусь этим треком. Что мне в нем нравится, это ощущение шпионского фильма 60-х годов, достигнутое с помощью гитарного тремоло, почти как у Джона Бэрри. В контексте альбома, вроде «Hand.Cannot.Erase.», этот фрагмент явно бы не зазвучал «правильно». Но в контексте мини-альбома, короткого по хронометражу и без явной общей с «Hand.Cannot.Erase.» концепции, он звучит прекрасно.

Я заинтригован названием, какие чувства вызывают у тебя воскресные дни?

Это ничего не значит, потому что я музыкант! Каждый день для меня рабочий. Воскресенье для меня такой же день, как вторник и как среда. Тебе стоит посмотреть на это название с позиции моего характера, сформированного жизнью в крошечной квартирке в спальном микрорайоне, рассматриванием города сквозь пелену серого, английского дождя. Эта картинка, на самом деле, пронизывает весь альбом.

Vermillioncore
Была написана в конце 2013 года и закончена в июне 2015 года. Крейг Бланделл наложил нервные партии ударных под дребезжащую и бренчащую бас-гитару. Хольцман пронизывает звук колкими партиями органа. Когда Беггс грубо нарушает эту идиллию с дерзким соло на стике, это вызывает гневную вспышку гитары. Не пытайтесь найти значение названия песни в словарях – это выдуманное слово. «Vermillioncore» звучит, словно название ранее неизвестного элемента периодической таблицы Менделеева, полученного из сплава тяжелых металлов.

Что можешь сказать о партиях Крейга в этой песне?

У некоторых из моих поклонников они вызовут кошмарные ассоциации, будто SW начал играть в стиле драм’н’бэйс! Но это драм’н’бэйс, сыгранный на живых инструментах настоящей рок-группой. Вот от чего отталкивался Крейг в работе над треком. Мне хотелось написать композицию, чтобы позволить Крейгу раскрыться в игре как на живых барабанах, так и на электронных. В конце концов, получился яркий, смелый рок-инструментал. Но ритмические элементы в нем были заимствованы из электронной музыки, вроде басовой партии, звучащей почти в стиле даб; утяжеленный басовый звук с очень плотными, хрустящими драм’н’бэйсовыми ударными. Это новое звучание для меня.

Ник Беггс в этом треке исполняет соло на стике Chapman. Ты написал его партии?

Я сыграл партии баса в этом треке и показал парням. Ник сказал мне с нескрываемым великодушием: «Слушай, ты сыграл на басу очень хорошо. Почему ты хочешь переписать эти партии заново? Может, я лучше сыграю в этом треке на стике?». Я не особо представлял, что он мог бы сыграть, но он исполнил в этом треке странную, сыгранную на высоких нотах атональную импровизацию, пронизывающую всю композицию. Я сказал: «Мы не можем оставить твою партию в таком виде, но, думаю, она может стать настоящей жемчужиной композиции, если мы ограничим ее рамками соло». Не думаю, что слушатели смогут с уверенностью распознать это звучание, как звучание именно стика. Они могут предположить, что это гитарное соло.

Don't Hate Me
Изначально этот трек был ключевой композицией альбома «Stupid Dream», интерпретация 2015 года отличается присутствием вокала не только Уилсона, но и Нинет Тайеб. В инструментальной секции Хольцман исполняет шустрые, игривые партии на синтезаторе Fender Rhodes. Саксофон Тэо Трэвиса звучит в расслабляющей манере, следуя контурам оригинального соло. Замедленный темп песни настраивает на более медитативный лад.

Это второй трек Porcupine Tree, который ты перезаписываешь за этот год. Что тебя вдохновляет на эту работу?

Люди рассуждают о песнях, как если бы это были песни Porcupine Tree. Но в моей голове они – это мои песни. Я писал их для Porcupine Tree, и записывал их. Я ни минуты не сомневался, что участники Porcupine Tree вносили свою индивидуальность в эти песни и наполняли их своим звучанием, но я все равно воспринимаю их как свои песни.
<…>
«Don’t Hate Me», в конце концов, одна из моих самых любимых песен, когда-либо записанных. Мы сделали ее медленнее, потому что когда я переслушал оригинал, то подумал: «Оох, я записал ее в чересчур быстром темпе. Она должна быть немного медленнее, немного грустнее». Мы записали ее по-другому. Я пригласил Нинет спеть дуэтом со мной.
<…>

Как и в оригинальной версии, Тэо снова исполнил в песне соло на саксофоне. Какие указания ты давал Тэо перед работой над этой песней?

Забавно, мы слушали его старое соло. Оно фантастическое. Это одно из тех соло, которые ты слушаешь и думаешь, что оно почти не отличается от оригинального. Но это не так, оригинальное соло было импровизацией. Основой для работы в этот раз было то изначальное соло, от которого мы отталкивались в работе. Поверь мне, Тэо проработал это соло гораздо глубже, чем раньше! <…> Темп немного медленнее и ощущается композиция более мягкой. С Тэо всегда приятно работать, поскольку он всегда готов пробовать что-то новое, но это соло я не хотел менять кардинальным образом.

1. My Book of Regrets (9.23)
2. Year of the Plague (4.15)
3. Happiness III (4.31)
4. Sunday Rain Sets In (3.50)
5. Vermillioncore (5.09)
6. Don’t Hate Me (9.34)
Стивен Уилсон - вокал, гитары, автоарфа, меллотрон, пиано, перкуссия, программирование
Дэйв Килминстер – гитара в треках 1 и 6
Гатри Гован - гитара в треке 3
Ник Беггс – бас-гитара, стик Chapman, бэк-вокал
Адам Хольцман – электроклавиши Вурлитцер, орган Хэммонда, родес-писано, пиано
Крейг Бланделл – ударные в треках 1, 5, 6
Марко Миннеманн – ударные в треке 3
Чад Уэйкерман – ударные в треке 4
Тэо Трэвис – духовые в треках 4, 6
Нинет Тайеб – вокал в треке 6
  • Steven Wilson