Пресса

GH05: интервью по случаю выхода альбома Circles

Приветствую Вас обоих и спасибо, что согласились дать это интервью.

Рик: Мое почтение.
 
Гэвин: Привет.

Так, первый вопрос адресован тебе, Рик: каково твое настоящее имя и почему мы еще не так много слышали о тебе?

Рик: Мое имя Рик Байер, правда в том, что вы не слышали обо мне раньше из-за того, что
еще не пришло мое время. Я еще не был готов. До этих последних нескольких лет, я просто не был готов представить себя в этом жанре – сочинительстве музыки.

Как бы ты объяснил эту страсть к своему музыкальному инструменту, и какая музыка повлияла на тебя?

Рик: Не думаю, что слово «страсть» для инструмента это подходящее слово. Я попросту влюблен в звук. Я играю на бас-гитаре, но люблю “звук” Джефа Бека, Эрика Джонсона, Аллана Холдсворта, Роббена Форда, Била Фриззела, Пэта Мэтени, Роберта Фриппа, - вот объяснение того, почему я остановил свой выбор на бас-гитаре с расширенной секцией возможностей. Также, как бас-гитаристы Мик Карн, Джедди Ли, Якко (Якжик – среди прочего, вокалист и бас-гитарист 21
thSenturyShizoidBand. - прим. stupidmax), Тони Левин, Стив Сваллоу, Крис Сквайр. Мне нужен был инструмент, который позволил бы мне воспроизвести их “звук”.

Как вы познакомились?

Рик: Около двух с половиной лет назад я, наконец-то, решился выложить несколько своих записей на
myspace. И, как будто читая мысли друг друга, Гэвин решил добавить меня в друзья на myspace почти в то же время, когда я решил добавить себе в друзья Гэвина.

Вам нравится сочинять музыку вместе – это идеальный вариант для вас?

Рик: В этом отношении, все срабатывает идеально. С моей точки зрения, у Гэвина и меня очень похожие интересы и музыкальный вкус. Думаю, то, что мы хотим выразить и положить на музыку, в большей степени выверено нами.

Гэвин: Я думаю, лучше и быть не может, когда находишь кого-то, с кем находишься на одной волне в творческом плане.

В композиции “
Circles” присутствует партия рояля, которую исполнил Гари Санкчуари. Почему только в ней одной?

Рик: Время, график.

Гэвин: Гари невероятно занятой человек и мы были бы счастливы, если он поучаствовал в записи большего количества наших композиций в будущем – но в
Circles он был великолепен.


Почему больше нет приглашенных музыкантов на альбоме? Почему Гэвин сам играет на гитаре? Никто другой не захотел играть с вами? Я не знал, что ты (Гэвин) мог бы сыграть на гитаре. Чем еще вы можете удивить публику?

Рик: На этом альбоме мы лишь хотели самоутвердиться и выстроить свои собственные рамки.

Гэвин: Нам казалось, что на альбоме хороший звук и нам не понадобилась помощь других гитаристов. Я играю гитарные партии (и басовые партии) на демо-записях, что отсылаю Рику просто чтобы показать, какой тип ритмической модели, как мне кажется, будет лучшие подходить барабанному ритму. Обычно это разбитые на секции ритмические части – и иногда они, кажется, трудны для реконструкции, так что мы оставляем их без изменений на финальном миксе. Я не переигрываю ничего, что исполнил Рик. То же самое касается и бас-гитары.

На вашем первом альбоме ты, Гэвин, играешь на ритм-гитаре. Сложно ли играть на ней? Считаешь ли ты, что быть барабанщиком это твоя судьба?

Гэвин: Я всегда валяю дурака с басом, гитарой и клавишными поверх моих барабанов – в основном с целью сочинить новую музыку. Чеканить ритм очень легко для барабанщика.

В рамках этого проекта вы уже играли с такими известными музыкантами, как Роберт Фрипп, Гари Санкчуари и Дэйв Стюарт. Что привносит в вашу музыку их участие?

Гэвин: Мы пригласили этих людей, поскольку, во-первых, они гениальные музыканты, а во-вторых, мы знали, что они привнесут в запись нечто особенное. Честно говоря, мы не хотели потерять своеобразие и то звучание, которого мы с Риком достигли.

Сейчас, когда альбом “
Circles” поступил в продажу, чем вы оба занимаетесь? Вернется ли каждый из вас к своим сольным проектам?

Рик: Пишу материал для нового альбома, это никогда не прекращающийся процесс для меня.

Гэвин: Большую часть времени я провожу за работой над новым альбомом
PorcupineTree, который будет выпущен этой осенью.

Рик, ты полностью посвящаешь себя этому проекту с Гэвином, или хотел бы стать частью еще одной группы?

Рик: В данный момент, пока мои дети еще совсем маленькие, для меня это хорошее время для концентрации на композиции. Для того, чтобы создать интересный материал, который, в конечном счете, можно было бы исполнять на концертах. В данный момент я работаю по свободному графику, который не столь велик (в плане дальних поездок и времени) от моей семьи. Но да, моя мечта, в итоге, быть частью гастролирующей группы.

Будет ли тур в поддержку нового альбома?

Гэвин: Не в этот раз.

Гэвин, привнесла ли работа с Риком некоторые музыкальные инновации в
PorcupineTree?

Гэвин: Не немедленно, но все, чем ты занимаешься, производит эффект на твою личную эволюцию и находит отображение во всем, что ты делаешь в дальнейшем – так что, возможно, некоторым вещам я научился работая с Риком.

У меня вопрос лично к тебе, Гэвин, касающийся
PorcupineTree, если можно. 2008-й был годом работы всех членов группы над сольными проектами. Для Ричарда, Колина и тебя, не говоря уже о Стивене. Это коллективная необходимость выбираться из кокона PorcupineTree? Чтобы заниматься сольными проектами?

Гэвин: Да, нам всем нравится быть вовлеченными в сторонние проекты.
PT записывают новую музыку лишь с промежутками в 2-3 года, так что, мы чувствуем, что нам всем необходимо выходить за пределы группы и работать в других проектах.

Продолжите ли вы совместную работу и запишите ли третий альбом?

Рик: Да.

Гэвин: Абсолютно точно.

На “
Circles” присутствует десять композиций. Были ли записаны еще песни, которые не вошли в альбом?

Рик: Две песни не попали в альбом.

Гэвин: Было несколько идей, которые не были воплощены до конца. Как и в любом творческом процессе, ты отфильтровываешь некоторые идеи, и некоторые из них не подошли бы для этого проекта.

Спасибо вам обоим за интервью.

Рик: Спасибо тебе.

Гэвин: Спасибо.