Пресса

Стивен Уилсон рассуждает о потоковых сервисах, интервью 2016 года

В 2009 году перед концертом в Портленде, штат Орегон, один из поклонников обратился к Стивену Уилсону с неожиданной просьбой. В свои двадцать с небольшим лет поклонник вручил Стивену кувалду и свой iPod с просьбой разбить девайс на мелкие кусочки. После, конечно же, Стивен стал своеобразным экспертом по этой части. В документальный фильм «Insurgentes» включены сцены, в которых музыкант использует ружье, автоген и автомобиль чтобы разломать цифровой плеер фирмы Apple. Это был шутливый протест против плохого звука mp3, отрицания физических носителей музыки и навязываемого мнения об отсутствии значимости альбома как формата. Перед тем как воспользоваться кувалдой, Стивен, усмехнувшись, ответил поклоннику: «Сегодня я собираюсь нанести удар во имя музыки».

Спустя семь лет, мнение Стивена по этим вопросам не изменилось. Хотя он принял решение издать свой сольный материал на потоковых ресурсах, которые напрямую связаны с iPod и скачиванием mp3. 17 июня альбомы «Insurgentes», «Grace for Drowning», «The Raven that Refused to Sing (and Other Stories)», «Hand.Cannot.Erase», «4½» и «Cover Version» появятся на следующих сервисах: Apple Music, Deezer, Google Play, Napster, Spotify и TIDAL.

Чем вызван такой шаг? Обсуждая с ним этот вопрос становится понятно, он всё ещё верит, что потоковые сервисы - это ущербная модель, по многим причинам стоящая особняком искусству восприятия музыки. Но выставляя свою музыку через онлайн-сервисы и идя на компромисс с эрой цифровых технологий музыкант следует своему глубокому убеждению – донести музыку для как можно более широкой аудитории.

«Я всегда говорил, что гораздо лучше, если ты познакомишься с моей музыкой любым из существующих ныне способов, чем никаким из них», - заявляет Стивен. «Правда в том, что в последние два или три года проявились все признаки того, что люди предпочитают искать музыку через потоковые сервисы».

Будучи ярым поклонником альбомов на физических носителях и их оформления, Стивен верит, что вы всё ещё предпочтёте отправиться в музыкальное путешествие через свою Hi-Fi систему, нежели через WiFi соединение. Но во многом потоковые ресурсы медленно, но верно следуют в сторону некоторых улучшений тех проблем, которые волновали Стивена в эру iPod. Это качество звука и признание альбомного формата музыки. Стивен встретился со мной, чтобы поговорить о достоинствах и недостатках потоковых медиа, их роли в музыкальном маркетинге и проблемах восприятия музыки в современном мире.


Эра iTunes дала слушателям возможность вырывать песни из альбомов и создавать свои собственные портативные «музыкальные автоматы». Потоковые сервисы похожим образом позволяют слушателям слушать отдельные песни и создавать собственные плей-листы, но могут ли эти сервисы побудить людей снова начать слушать альбомы? Я спрашиваю, потому что подписка на онлайн-ресурсы предоставляет доступ к неограниченному количеству музыки. Тебе не нужно платить за каждую песню. Это не побуждает тебя слушать альбом целиком.

Первым вопросом, который я задал своим менеджеру и лейблу, когда стал интересоваться этой темой, был: «Будут ли люди предпочитать слушать альбом именно в той последовательности, в которой музыка представлена на сервисах?». Ответ был - да. Это не совсем корректно для iTunes, который рассчитан на выдергивание треков из контекста альбома. Сейчас, поскольку люди платят столько же, не платя за каждый трек в отдельности, они больше вовлечены в то, чтобы взять весь альбом, включить его и начать слушать в правильной последовательности. Мои альбомы оформлены так, чтобы восприниматься как единое целое, как фильм или книжный роман. Альбом был собран в такой последовательности, чтобы слушать его только так. С этой позиции можно констатировать позитивные изменения в восприятии музыки людьми. Снова все может сосредоточиться вокруг альбома. Мне известно, что в Spotify одобряется создание людьми их собственных плей-листов, но когда я был подростком, я компоновал записи и выстраивал их последовательность, это было весело, не важно, компоновал я их для друга или для себя самого.  Всегда есть возможность послушать альбом и понять его так же, как понял его предназначение сам музыкант.

Был ли переломный момент в пользу принятия решения об опубликовании твоей музыки в «цифре»?

Я расскажу тебе, как пришел к этому решению. Когда ушел из жизни Принс, в тот вечер я с группой был в Вене. Мы узнали о его смерти буквально за полчаса до выхода на сцену. Я был шокирован этой новостью, поскольку Принс для поколения 80-х, вроде меня, был главным музыкальным героем. Я до сих пор считаю, что он был наиболее талантливым музыкантом мира поп-музыки из всех возможных. В тот вечер я попытался исполнить маленькое подобие трибьюта Принсу. Я помню, когда представлял эту песню, мне стало очевидно, что около половины зрителей понятия не имели о том, кто такой Принс, может они слышали это имя и несколько хитов, но на этом всё и заканчивалось. Я спросил себя, как такое возможно?

Ну, большую часть последних двадцати лет жизни Принс провел, инициируя изъятие своей музыки из YouTube и онлайн-ресурсов. Думаю, из-за этого и пострадала его узнаваемость. Вот почему большая часть молодых людей почти ничего не знает о том, кто такой Принс. Если ты не был на концертах Принса, то с трудом смог бы найти его концертные видео где-либо, кроме как на купленном ДВД. Большая часть его видеоклипов была изъята с YouTube и других видео-сервисов. Большая часть его музыки была недоступна онлайн. Но как только он умер, сеть заполонил его потрясающий материал, вроде концертных выступлений и фрагментов, которые публиковало огромное количество людей. Как многие другие, я очень много времени провел за просматриванием этих видео. Я был впечатлен его талантом. Но в то же время я задумался: «Если бы я не знал Принса на пике его карьеры в 80-е и начале 90-х, то вероятно, сейчас я бы не узнал о его существовании». Быть выложенным в потоковых сервисах означает расширить свою аудиторию и рассказать большему количеству людей о том, чем ты занимаешься.  И наоборот, исчезнуть оттуда означает практически вычеркнуть себя из истории.

Ты продержался даже дольше, чем Led Zeppelin и The Beatles, не выкладывая свою музыку на онлайн ресурсах, это было связано с низкими авторскими отчислениями?

Большинство людей считает, что главной причиной, по которой музыканты, вроде меня, возражают против выкладывания своей музыки в сеть, является низкая денежная выручка. На самом деле мне вообще все равно, потому что я верю, что большинство людей, которые будут слушать музыку через онлайн ресурсы, никогда не купят ее, или даже не столкнутся с этим вопросом. Этой проблемы для них попросту не существует.

Для меня не стоит вопрос не выручить большое количество денег со своего каталога. Правда в том, что мы живем в такое время, когда если моя музыка останется за пределами потоковых сервисов, то она не получит столь широкой огласки, на которую я бы рассчитывал. В конечном счете, все аргументы против присутствия на этих сервисах фактически рассыпались об одну наиважнейшую истину: я хочу, чтобы люди услышали мою музыку. Я хочу поделиться своей музыкой с как можно большим количеством людей.

Выкладывая свою музыку на онлайн-ресурсах, ожидаешь ли ты спада продаж твоих альбомов на физических носителях?

Прямо сейчас продажи моих альбомов продолжают расти, хотя я не знаю насколько долго это продлится. Я мог бы с упорством доказывать: «Мои записи хорошо продаются, я не стану выкладывать их на Spotify». Но те люди, кто не покупает CD, а их в наши дни абсолютное большинство, не побегут слушать мою музыку, и Стивен Уилсон, не выложенный на онлайн-ресурсах, вдруг не изменит их привычки и не заставит начать покупать компакт-диски. Причина в следующем: в мире уже очень много музыки. Мне никак не поможет, если я буду утверждать: «Я не позволю людям слушать мою музыку через онлайн-сервисы», - потому что эти люди вместо меня станут слушать какую-то другую музыку!

Многие музыканты сейчас выкладывают свою музыку «официально» на своих каналах YouTube, сервисе, являющемся самым большим потоковым ресурсом в мире. Выложишь ли ты свой бэк-каталог и на YouTube тоже?

Там уже и так выложено достаточно, не так ли? YouTube это по существу открытая платформа, любой может выложить, что захочет. Я уверен, что «Hand.Cannot.Erase.» с легкостью можно обнаружить на YouTube. Зачем мне делать это официально?

В таких странах, как Южная Америка и Индия, твои поклонники в большинстве случаев слушают твою музыку через YouTube, нежели на CD или виниле?

Я сомневаюсь, что мои альбомы можно найти в Индии. И хотя я вскоре отправлюсь туда с концертами, вероятнее всего я буду выступать перед людьми, большинство из которых будет знать слова всех песен! То же самое происходило, когда я приезжал туда вместе с Porcupine Tree в 2009 году. Это было шесть лет назад, и я полагаю, что люди скачивали альбомы или делились скачанными файлами друг с другом. И теперь они услышат мои записи через YouTube, потоковые сервисы или любым другим способом через интернет. Они не платят за музыку, но мне все равно. Все равно, потому что это фантастика, что я могу приехать в Индию и встречу там людей, которые знают и любят мою музыку. Они сильно увлечены ею и тронуты песнями до глубины души. Вот что действительно важно.

Думаю, что это характерно для большинства музыкантов, но когда начинаешь заниматься музыкой, тебе просто хочется рассказать о ней как можно большему количеству людей. И только позже, когда становишься «профессиональным музыкантом», начинаешь переживать за то, чтобы люди платили за результат твоего творчества. Но ты забываешь то время, когда для счастья было нужно лишь чтобы как можно большему количеству людей было интересно просто слушать твою музыку. Думаю, сейчас подавляющее большинство слушателей даже не задумывается о плате за музыку, так что же с этим делать? Запрещать им её слушать?

Сейчас ты зарабатываешь больше денег в концертных турах, нежели от продажи альбомов? Кажется, сейчас там сосредоточены все деньги.

Хаха, нет. Я до сих пор зарабатываю большую часть денег от продажи физических альбомов. Продажи «Hand.Cannot.Erase.» близки к четверти миллиона копий, что очень хорошо в нынешней ситуации. Я сольный исполнитель, так что получаю значительное количество доходов, даже если я потратил большую часть своих денег на запись альбома, который выпустил. Мы выпускаем специальные издания, которые пользуются спросом. Я до сих пор получаю большую часть денег от рекорд-компаний, лицензирования, выпуска альбомов, микширования классики рока.

Я своеобразен в том, что трачу деньги, когда еду в тур, так как вкладываю большое их количество в концертное шоу. Если я возвращаюсь домой из тура и не покрываю свои расходы, то мне повезло. Это мой личный выбор. Я мог бы зарабатывать больше денег за туры, концерты которых гораздо проще организованы, если бы я этого хотел, но я предпочитаю тратить деньги на мультимедиа, лучших из возможных музыкантов и лучшую из возможных команду техников. Я постоянно езжу в тур с 14 или 15 людьми и большим экраном, а это стоит дорого. Если повезет, я выступаю для двух тысяч человек каждый вечер. Я трачу деньги, но возвращаю некоторую их часть от продажи маек и тур-альбомов. На данном этапе мне нужно выступать перед тремя или четырьмя тысячами человек, прежде чем я начну получать какую-то прибыль. Но тогда если на концерты будет приходить еще больше людей, мне придется тратить еще больше денег на организацию!

Многие группы и их менеджеры клянутся, что позволяют зрителям снимать видео своих концертов, пускай и не идеально, это позволяет повысить продажи билетов на свои концерты, потому что эти видео дают другим людям представление о том, что они упускают. Что скажешь на это?

Люди могут выкладывать клипы, у меня нет с этим проблем. Думаю, это отличная реклама. Есть большая разница между выкладыванием в сеть целого ДВД-концерта (концерта, в профессиональную съемку и оформление которого музыкант может быть потратил огромное количество денег), и опубликованием одной песни, снятой на телефон с определенной точки из-за спин других зрителей. Ничего плохого в последнем случае не вижу. Проблема для меня есть только в том случае, когда я вижу людей, поднимающих свои телефоны перед лицами других зрителей, закрывая обзор. Я сталкивался с подобными случаями на концертах! Думаю, это чересчур бесцеремонно, поэтому иногда я прошу зрителей перестать так делать. 

У тебя никогда не было огромных ротаций в крупнейших СМИ. Кажется, что рост твоей популярности обусловлен «сарафанным радио». Потоковые сервисы позволяют слушателям создавать плей-листы и делиться ими с другими, или слушать то, что слушают твои друзья. Ожидаешь ли ты, что потоковые ресурсы в будущем позволят поклонникам рассказать о твоей музыке еще большему количеству людей?

Да, именно. Это соответствует моим взглядам о том, что музыка создана для того, чтобы ею делились. Spotify и другие такие сервисы основаны на идее о социальной коммуникации, где ты можешь поделиться с другими музыкой, которая тебе нравится. Посредством того, что ты слушаешь, также можно открыть для себя что-то еще, что может быть тебе интересно. Вот чего не было в моей маркетинговой стратегии последние два года. Я пробивался без этого знания. В последние год или два эта технология достигла совершенства.

«Сарафанное радио» всегда являлось лучшим способом открыть для себя новую музыку, я сам пользовался этим. Я бы не сидел сейчас здесь и не говорил со знанием дела, если бы не «сарафанное радио», люди рекомендовали мои записи другим и приводили друзей на мои концерты, или покупали альбом кому-нибудь в подарок на Рождество. Так я нашел своего слушателя. В этом смысле, Spotify и потоковые ресурсы служат для тех же целей. Для увеличения количества слушателей. Все эти люди - поклонники творчества, которые могут никогда не купить ни CD, ни винил, но это нормально. Важней, что музыка достучится до этих людей и может быть они будут тронуты ею до глубины души. Может, они придут на концерт. Может купят майку.

К сожалению, индустрия устроена так, что люди ориентируются на позиции в хит-парадах. Я не имею в виду поклонников, я говорю о людях с радиостанций и СМИ. И если новый альбом Стивена Уилсона попадет в Топ-10 в Британии, это привлечет ко мне повышенное внимание. В таком разрезе любая возможность заявить о себе – скачивание, онлайн-прослушивание, физический носитель альбома, специальное издание, Blu-ray диск – будет нацелено на максимизацию успеха в чартах в первую неделю после релиза.

Я читал статью о том, что на Spotify есть 4 миллиона песен, которые не воспроизводились слушателями ни разу. Учитывая огромное количество музыки на потоковых сервисах, не делает ли это еще более сложным поиск новой музыки? Тебе все еще нужно заявлять о себе посредством медиа?

Проблема интернета и современного мира в том, что музыки уже чересчур много. Лучшим подтверждением этому будет история 10-летней давности, когда успех Arctic Monkeys возник, казалось бы, в одночасье. В то время они нашли своих слушателей, когда их еще никто не знал, опубликовав песни на маленьком веб-сайте под названием MySpace. Как только эта история получила огласку, в момент появился миллион страниц MySpace, на которых миллион музыкантов пытался таким же образом привлечь людей послушать музыку на их страницах MySpace. Как следствие, никто не послушал никого из этих музыкантов.

Так за деревьями мы перестаем видеть лес. Мы живем в мире, где настолько много музыки, что многие люди предпочитают обратить внимание на старые проверенные вещи, покупая по десятому разу переиздания Led Zeppelin. Покупая по десятому разу бэк-каталоги Тhe Beatles. Покупая альбомы Адель и Coldplay, потому что они наиболее раскручены в мире популярной музыки. Люди перестают глубоко копать в поисках новой музыки, потому что слишком сложно найти именно то, что понравится. Не достаточно просто выложить свою музыку на потоковом сервисе. Ты все еще должен доказать людям, что тебя стоит послушать. Поэтому ты возвращаешься к проверенным средствам, маркетингу, промо-акциям, тратишь деньги на рекламу своей музыки. Снимаешь видеоклип, сотрудничаешь с кем-то более известным, чем ты, вставляешь свою песню в фильм, ездишь в туры в качестве «разогрева» других групп. Занимаешься всем тем, что последние шестьдесят лет составляет пищу для людей из рекорд-индустрии. Ничего не поменялось в этом смысле.

Мне повезло, что у меня есть свои слушатели. Одна из причин тому, что я начинал двадцать пять лет назад, во времена, когда еще было возможно найти своих слушателей старыми проверенными способами. Не знаю, как бы я заинтересовал своего первого слушателя, если бы начинал заниматься музыкой сейчас. Это разрывает мой мозг. Подростки иногда задают мне подобные вопросы и мой единственный ответ: создавайте музыку для себя и занимайтесь ею только потому, что любите её. Для всех это означает попытаться и пробиться, но не нужно задумываться о карьере в индустрии. Почти невозможно сегодня сделать карьеру в индустрии, планируя её. Все случается по воле случая, или не случается вообще.

Прежде ты был скептически настроен насчет потоковых ресурсов из-за низкого качества звука. Кажется, что эти ресурсы наконец-то предлагают качество, сопоставимое с компакт-диском или даже выше, что является хорошей альтернативой низкопробным mp3, доминировавшим в эру iPod.

С подобными вещами, как iPod'ы, у меня всегда была проблема. Они были полны цифровой херни, сжатой, ломкой, ужасно звучащей. Рискну констатировать очевидное: mp3 были изобретены во времена коммутируемых подключений к интернету.  Существовала потребность в файлах маленького объема, потому что чтобы скачать их нужно было платить за время, проведенное в сети, а процесс загрузки был очень медленным. Время подобных ограничений в прошлом и они потеряли свою актуальность. У большинства людей дома стоят высокомощные Wi-Fi роутеры. Емкости для хранения практически не ограничены. И нет больше причин для сжатия звуковых файлов. Хотя это еще происходит, но мы отдаляемся от подобных приемов. На сервисах Deezer и Tidal доступны файлы высокого качества звука FLAC. Google Play использует 320k, Spotify тоже, у Napster есть разделение по классам качества звука, но за это можно заплатить.  Это очень обнадеживает меня. В конечном счете, настанет день, когда и на потоковых ресурсах, и для скачивания будут доступны только файлы с высоким разрешением звука, звучащие настолько прекрасно, будто они только из студии звукозаписи, в которой были записаны.

Лично ты отказался бы от прослушивания своих любимых альбомов на виниле и компакт-дисках в пользу звуковых файлов высокого разрешения?

Я слушаю компакт-диски и винил. Я не из тех, кто считает винил эталоном. Не скрою, множество виниловых альбомов по моему мнению звучат хреново. Существуют записи, которые я никогда не стал бы слушать на виниле, как то эмбиент и оркестровая музыка. На виниле они звучат кошмарно, поскольку любые потрескивания, засечки или царапины не позволят погрузиться в музыку. Компакт-диск в некотором роде словно создан для эмбиент и оркестровой музыки. Так что я не большой поборник винила. Мне нравится винил для некоторых случаев. Рок музыка хороша на виниле. Некоторый джаз.

Я до сих пор люблю слушать компакт-диски. Их разрешение 16bit/44.1 kHz. По сравнению с нынешними возможностями Blu-ray и аудиофайлами с высоким расширением, у CD довольно маленький потенциал. Но он до сих пор хорошо звучит. Ладно, если у тебя стоит фантастическая система и ты слушаешь Blu-ray, то у тебя есть возможность услышать еще несколько нюансов произведения. И я сам сегодня всё записываю в формате 96K / 24 bit, в основном из-за того, что нет причин не пользоваться этим. Так что, если только одна десятая процента моих слушателей сможет услышать разницу в звучании форматов, этого достаточно.

Но отвечая на твой вопрос, всё сводится к идее собрать коллекцию альбомов. Можно, конечно, заявить: «Вся моя коллекция собрана в медиатеке iTunes», - но это не то же самое. Мне нравится рассматривать свою коллекцию, неважно винил или CD, брать альбом в руки, рассматривать оформление, читать трек-лист. Да, я похож на зануду. Но вещи, которые тебя окружают, твоя коллекция, то, как ты ее собираешь, все эти ботанские штучки, являются частью того, что формирует тебя как личность. Лично я (и говорю я это осознавая, что я уже очень старый!) никогда не расстанусь со своей коллекцией альбомов. Я изначально считаю неправильным хранить всю свою коллекцию только на виртуальных хранилищах. Хотя я считаю, что виртуальная и физическая коллекции могут сосуществовать. Некоторые люди используют YouTube и потоковые сервисы для прослушивания музыки, которую они впоследствии приобретут.

Я так же поступаю.

И я тоже. Большинство людей так делает. Они «крадут» музыку и прослушивают ее онлайн, но только для того, чтобы определиться на каком носителе ее приобрести, на CD, виниле или Blu-ray. Такие сервисы могут сделать отличную рекламу в смысле пред-прослушивания музыки. Не думаю, что это пережиток прошлого, кажется, это свойственно и молодежи. Я часто наблюдаю молодых людей с винилом, которые, вероятнее всего, узнали об этих альбомах через YouTube или потоковые сервисы. Они купили винил, так как хотят чувствовать себя причастными к музыкантам, чья музыка им нравится.

В обществе наблюдается тенденция отказа от обычных книг в пользу электронных, отказа от ДВД в пользу онлайн-видео, отказа от CD в пользу потоковых сервисов. Для этого есть много причин, как мне кажется, начиная с удобства до общественного тренда упрощения повседневной жизни. Люди хотят разгрузить свои дома и места для хранения вещей. Почему же физические форматы музыки так важны для тебя? Как ты думаешь, что потеряют люди, отказавшись от материальных медиа?

Сможем ли мы заявить, что больше нет необходимости посещать картинные галереи? Нет необходимости рассматривать настоящую картину, висящую на стене, чтобы увидеть, как на ней играет свет, разглядывать детали рисунка на холсте, рассматривать картину в контексте других произведений автора, оценить ее местоположение в зале относительно других картин, или как она дополнена другими картинами. В красивых картинах, выставленных в художественной галере, есть что-то, что никогда не передаст ее копия в формате JPEG на компьютере или смартфоне. Такую же аналогию можно провести и с музыкой. Существует разница между этим, и возможностью подержать альбом в своих руках, рассматривать оформление, читать стихи.

Люди до сих пор для просмотра фильмов ходят в кинотеатры, хотя можно скачать любой фильм, или посмотреть его с помощью Netflix. Но в просмотре фильма на большом экране есть что-то объединяющее людей, то, что люди еще в состоянии оценить. Здесь тоже можно выстроить аналогию с музыкой. Слушать mp3 с разрешением в 320 килобит в секунду из потокового сервиса не равнозначно прослушиванию красиво записанного, спродюсированного, оформленного аудио высокого разрешения на красивой домашней hi-fi системе. Для меня это вопрос качества, а не удобства. К сожалению, история человечества доказывает победу удобства над качеством. Это применимо ко всему, от досуга в выходные до того, что ты ешь. Думаю, это характерно и для музыки.

Повысили бы мы значимость вещей, если бы платили за них? Иными словами, если не «владеть» экземпляром альбома и не пользоваться возможностью слушать его ежемесячно, будет ли он менее ценен?

Простым ответом на этот вопрос будет да. Но, думаю, всё гораздо сложнее. Есть два существенных момента. Первый: заплатили ли мы за альбом? Второй: столкнулись ли мы с какими-то проблемами, чтобы купить его? Это не обязательно одно и то же. Когда я был подростком, я открывал для себя огромное количество музыки, не платя за неё, но посещая местную библиотеку и находя там альбомы, о которых я ничего не знал. Я имею в виду, что для этого было необходимо желание и требовались определенные усилия. И они не обязательно были связаны с деньгами.

Но я думаю, ты прав в том, что мы в принципе не испытываем трудности в поисках музыки. В человеческой сущности есть желание упрощать жизнь вокруг, поэтому мы склонны меньше ценить окружающие нас предметы. Существует связь между объемом усилий, необходимых для достижения определенного результата и тем, насколько мы этот результат ценим. Даже не только ценим, а насколько мы настойчивы в его достижении, если он не обязательно сразу доставит нам радость.

Я приведу пример. Когда я был подростком, то постоянно слышал об альбоме под названием «Trout Mask Replica» Капитана Бифхарта. Музыканты и журналисты бредили этим альбомом, называя его один из самых странных, если не самым странным диском всех времен. Я никак не мог найти этот альбом. Его не продавали ни в одном из местных музыкальных магазинов. Я не отыскал его среди альбомов в библиотеке. И еще, этот альбом превратился в моей голове в нечто мистическое, я должен был его послушать! В итоге мне удалось найти и заказать один экземпляр из Америки. Я ждал его шесть месяцев и заплатил за него 20 фунтов, или около того, а это в пять раз больше, чем стоил обычный альбом. Я принес этот альбом домой, включил его, и просто возненавидел! Я не мог его понять. Он звучал как куча дерьма. Но, все это время я прикладывал усилия по поиску этой записи, поэтому я заставлял себе ее слушать. Понадобилось пять, шесть, семь прослушиваний, прежде чем меня зацепило. А затем я влюбился в этот альбом, и он на все времена стал одним из моих самых любимых.

Очень часто мы не сразу проникаемся вещью после первого же контакта, который для всех нас является очень важным. То же и с людьми. То же можно сказать и о музыке, для расшифровки и понимания которой требуется порой некоторое время. В мире потокового вещания, где объем усилий для прослушивания музыки ничтожен, боюсь, что люди перестанут открывать для себя музыку, которая в конечном счете сможет тронуть их до глубины души.

Если бы потоковые сервисы расширили сферу своего применения и на мультимедиа, и на художественные произведения, воспользовался бы ты их возможностями?

Во многом, да. Я сейчас обсуждаю с Лассе Хойле следующий свой альбом и то, как мы можем убрать рамки между физическим продуктом и виртуальными медиа. Ты видел, каким образом Кевин Гудли из 10cc опубликовал автобиографию? Он опубликовал ее как электронную книгу, снабдив текст различными ссылками и QR-кодами с доступом к дополнительным материалам. Это очень интерактивный подход к прочтению книги. Похожее будущее ждет и музыку.

Учитывая тот факт, что потоковая музыка привязана к смартфону или компьютеру, не стимулирует ли это функцию многозадачности на этих устройствах во время прослушивания? Большая часть музыки требует, в идеале, сосредоточенности на себе, чтобы погрузить слушателя в длинное музыкальное путешествие.

Одна из причин кроется, конечно же, в том, что компьютеры заняли центральное место в нашей жизни. Но в этом нет вины технологического прогресса. Вина лежит на человечестве и его действиях. Часто я буду слушать музыку на ноутбуке или CD-плейере, но в то же время я буду занят проверкой почты или оплатой счетов. Альбом закончится, и я осознаю, что по сути не слушал его. Меня не увлек этот альбом никаким образом, кроме как подсознательно. Вот фундаментальная разница того, как мы сегодня проживаем жизни. Мы живем в цифровом мире, полном ноутбуков, телефонов, гаджетов. Мы постоянно отвлекаемся на них. Это оказало крайне негативное влияние на нашу способность наслаждаться искусством, и даже в более широком смысле, просто наслаждаться видом из окна. Нам стало гораздо труднее получать удовольствие от простых радостей жизни, но я утверждаю, что именно это действительно важно.

Когда моя студия находилась в доме родителей, я добирался до неё каждый день около часа и пока я ехал мне нравилось слушать музыку в машине.  В это время меня ничто не отвлекало. Я просто слушал музыку. Сейчас я собрал студию в собственном доме, и у меня больше нет возможности так послушать музыку. Большую часть времени, что я слушаю музыку, я, к сожалению, не слышу её. Думаю, в этом причина того, что такие исполнители как Адель и Coldplay продают так много своих альбомов. Потому что их музыка создает приятный фон для слушателя без необходимости сосредотачивать на ней свое внимание. Это заставляет задуматься о том, почему такие музыканты как Led Zeppelin, The Beatles, Black Sabbath и Pink Floyd пользуются успехом в наши дни, ведь для прослушивания их музыки нужно приложить гораздо больше усилий, к которым большинство из нас не готово в 2016 году.

Может решением будет по-новому увлечь слушателя. Ранее, ты упомянул о том, что вместе с Лассе обсуждал каким образом визуально интерпретировать альбом в потоковых медиа. Возможны некоторые варианты преподнести музыку вместе с мультимедиа, что побудит слушателя взаимодействовать с ними напрямую. Это сродни пролистыванию буклета альбома, чтобы полюбоваться оформлением.

Проблема виртуального мира, конечно, в том, что он полноценно не передает красоту настоящего мира, как красиво оформленная книга или альбом. В нем нет материальности, запахов, тактильных ощущений. И ты опираешься только на два ощущения – визуальное и слуховое. Проблема в том, что большинство людей, включая и меня, только при помощи этих двух ощущений не способны на чем-то сконцентрировать свое внимание дольше, че на пару секунд.  Нам интересней узнать, не пришли ли новые письма на почту и текстовые сообщения на телефон.

Я не знаю, как в наши дни можно заинтересовать массового слушателя. Кажется, на это у тебя есть только пятнадцать секунд, или они отвернутся. Не уверен, как сделать это с музыкой, особенно с моей музыкой, которая иногда может превышать по хронометражу пятнадцать минут! Все что я могу сделать, это продолжить пытаться организовать процесс, чтобы он был интересен для меня самого, и поделиться его результатами с помощью всех вариантов, возможных в нашей новой реальности.


Оригинал интервью находится здесь.

Интервью провел Стефен Хампирес

Перевод stupid max