Пресса

Стивен Уилсон AKA Porcupine Tree: интервью 1992 года

Журнал «Crohinga Well» # 2, 1992 год.


Британская психоделическая сцена в последние несколько лет определенно находится на подъёме, растет качество, а также разнообразие. Из этого хаотичного, кипящего котла лизергиновых (лизергиновая - органическая кислота сложного строения, содержит остаток индола. Входит в состав алкалоидов спорыньи. Диэтиламид лизергиновой кислоты - ЛСД - галлюциноген. – прим. stupidmax) звуков (он снова под грибами! – прим. редактора) и ламп дневного света два имени поднялись до уровня большого успеха в узких кругах слушателей. Имена, которые мы имеем в виду, это, конечно, Bevis Frond (представляющий современный гитарно-ориентированный психоделический рок) и Ozric Tentacles (ответственные за всплеск интереса к спейс-року семидесятых по типу Hawkwind/Gong). Но я думаю, мы можем уверенно сказать, что в прошлом году появилось третье имя - The Porcupine Tree, чьё звучание, кажется, смоделировано из музыкальных концепций британской психоделической/прогрессив-рок сцены начала семидесятых (в голове ассоциации с ранними Pink Floyd). Меня разозлил тот факт, что The Porcupine Tree к настоящему моменту является гордым отцом уже трех альбомов (двух 90-минутных кассет «Tarquin's Seaweed Farm» и «The Nostalgia Factory», обе выпущены в 1991 году, плюс двойного альбома этого года «On the Sunday of Life»), а известно об этом новом, весьма интригующем музыкальном действе очень мало.


Наш очень специальный репортер из «Crohinga Well» посетил Англию этим летом, и при помощи Ричарда Аллена (из журнала «Freakbeat») устроил встречу в доме последнего, встречу с кем-то, кто должен открыть суть The Porcupine Tree для радио-шоу «Magic Mushroom». За окном дома светило солнце, пели птицы, и Англия наслаждалась жаркими летними выходными (последний раз в этом году, как я потом узнал). Разговаривали о «Sunday of Life»! Итак, мы... Sony Walkman включен на запись, в результате чего следующий разговор записывается на пленку для потомков, и печатается здесь для наших читателей. Во-первых, привет, Porcupine Tree, и добро пожаловать на радио шоу «Magic Mushroom».

Привет, Марк, рад быть здесь.

Один из вопросов, которым задается большинство - каково настоящее имя Porcupine Tree?

Настоящее имя Porcupine Tree? Эмм. С чего это ты пришел к выводу, что Porcupine Tree – это псевдоним?

Вся информация, которую можно было найти о Porcupine Tree, намекает на то, что за этим названием скрывается один человек. Но, с другой стороны, это могло бы быть не правдой, конечно же...

Ты можешь очень ошибаться, и я, пожалуй, пока не стану вносить ясность в эту информацию, да. Porcupine Tree на данный момент больше просто название проекта, нежели отсылка к кому-то конкретно, или к группе кого-то конкретного; это имя просто служит названием проекта, и этот проект в данный момент вполне может быть сольным, но в будущем он мог бы перерасти в групповой проект, поэтому я так сопротивляюсь раскрытию информации о том, кто это или кем может не быть The Porcupine Tree в настоящее время.

Но я могу предположить, что ты играешь в этом проекте важную роль?

Ты можешь это предположить, да. Ты можешь предположить, что этот проект вдохновлен человеком, и, что этот человек – я, хотя, опять же это может измениться в будущем.

Окей. Музыку, которая уже издана, можно найти на двух кассетах и одном двойном альбоме, правильно?

Правильно, да.

Это, надо сказать, весьма специфичная форма для сегодняшнего дня.

Мм.

И почему ты выбрал эту форму. С этим связана какая-то история, в смысле, это твой личный выбор, или осуществившаяся детская мечта...?

Можно сказать, что да, в смысле, я, что очевидно, слушаю большое количество музыки, которая, как полагаю ты думаешь, должна быть в том же жанре (психоделическая музыка и/или прогрессивная музыка), но я считаю, что одной из причин того, почему записи Porcupine Tree, возможно, воспринимаются чуть более авантюрными и являются немного более разноплановыми, чем другие альбомы жанра (в моем понимании), является факт того, что я слушаю очень много музыки других стилей, включая джаз, классическую музыку, а также и современную популярную музыку, и рок-музыку. Ты можешь отметить, что все записи, которые я выпускаю, неважно кассеты это или альбомы, весьма продолжительны по хронометражу; две кассеты это те же два двойных альбома, и мне кажется, что такой формат подходит для музыки Porcupine Tree, потому что когда я работаю над этой музыкой, то использую невероятное количество музыкальных стилей. И ты путешествуешь от полностью эмбиентных тонов в почти низкопробный психоделический поп, а затем через джазовую инструментальную секцию оказываешься в чем-то совсем другом. Поэтому я считаю формат двойного альбома очень подходящим для такого диапазона.

Можно ли сказать тогда, что твои предпочтения в музыке относятся к, скажем, прогрессиву начала семидесятых, потому что в те дни двойные концептуальные альбомы расцветали, как цветы в саду.

Можно сказать, что я отдаю предпочтение тому принципу, той идее двойного концептуального альбома, это одна из вещей, которая меня привлекает. Но это не обязательно означает, что я большой поклонник всех альбомов, выходивших в то время. В смысле, очевидно, что есть несколько превосходных [альбомов], но есть также и несколько таких, которые я бы определил как жалкие.

Да, несколько ужаснейших альбомов тогда появилось, как, например, «Tales From Topographic Oceans» (шестой студийный (двойной) альбом британской группы Yes, выпущенный в декабре 1973 года – прим. stupidmax).

«Tales Of Topographic..»; я считаю «Tommy» The Who очень плохим альбомом, но в то же время выходили и величайшие шедевры, как «The Wall» Pink Floyd, а также и двойные альбомы, которые не были полностью концептуальными, но которые я считаю величайшими, как «Tago Mago» Can; первый двойной альбом Pink Floyd «Umma Gumma» очень-очень сильно повлиял на мою музыку. Я всегда говорю, что главной причиной создания The Porcupine Tree была неестественная одержимость этим конкретным альбомом Pink Floyd, потому что я был невероятно одержим этой музыкой, когда был молод, и даже теперь, всё это время.

Рад это слышать, потому что это один из моих самых любимых альбомов всех времен.

Он определенно в Топ-10 моих альбомов на все времена, да.

Как ты пишешь песни, или сочиняешь композиции, в смысле, ты начинаешь со стихов, или с музыкальной заготовки?

Вообще-то я не сочинял большую часть стихов. Это один из моих со-авторов в The Porcupine Tree, я немного не досказал о том, кто на самом деле принимает участие в проекте, но есть человек, который сочинил стихи, Алан Даффи, который запустил в Манчестере свой собственный лэйбл под названием Imaginary Records. Он сочинил стихи для большей части материала, в этом смысле я всегда начинаю со стихов. Но говоря это, я никогда не отталкиваюсь от стихов при сочинении музыки; я пишу музыку, а затем просматриваю свою папку со стихами и выбираю те, которые, как мне кажется, подходят по настроению, или по ощущениям, или тому, какой я вижу конкретную песню. Что, конечно, имело место вплоть до настоящего момента, это похоже на соединение двух элементов воедино, когда они оба близки к завершению.

Мм, ясно. Мог бы ты назвать свои песни очень личными?

Я всегда продюсирую записи самостоятельно. Всё под моим контролем; как я уже подчеркивал, я точно знаю, как я хочу записать звук. Эта идея рождается в моей голове, вся концепция того, как должна звучать песня, поэтому я сижу в продюсерском кресле и располагаю возможностями добиться этого звучания, звучания, которое я слышу в своей голове, перекладывая его на пленку. Мне очень повезло иметь собственную шестнадцатиканальную студию; я сказал, что мне очень повезло, однако я сам собирал ее некоторое время, работая, работая тяжело для того, чтобы заработать деньги и купить это оборудование, но я всегда видел для себя главным приоритетом построить собственную студию, потому что это был бы единственный шанс реализовать все идеи, которые у меня были. Что-то из этого ты, возможно, сможешь понять, послушав альбом, который стал результатом большого количества экспериментов.

Да.

Но ты можешь услышать результат этих экспериментов, однако, работая, я также допускал большое количество ошибок, но мне повезло находится в положении, когда я не плачу за право совершать эти ошибки, я могу ошибаться и исправлять сделанное, не переживая из-за возможных финансовых потерь. Для альбома вроде «On The Sunday Of Life» я мог записать, может быть, в два раза больше материала, чем в итоге использовал, и это будет относиться и ко всем последующим альбомам тоже.

После получения стихов от Алана, мог бы ты сказать, что для тебя было возможно выразить собственные мечты, мысли в музыке?

Абсолютно, да, в смысле, исполнение, в частности на гитаре, по моему мнению, это такое же выражение себя, как и пение сочиненных стихов. В смысле, окей, у тебя нет повествования, нет стихов, но все равно это будет исполнением, когда играешь на гитаре, или соло на клавишных, или на чем-то еще. Я не считаю, что личностное исполнение заключается в роли певца или поэта.

Понимаю.

Кроме того, я должен отметить, что сам немного сочиняю стихи, если у меня есть основная идея для песни, так было в случае с «Radioactive Toy»: я был точно уверен, что хотел добиться сильного эффекта, поэтому сам написал к ней стихи. Поэтому есть и исключения из правил.

Понимаю. Ты играешь сам на всех инструментах?

Я могу играть на всех инструментах. Как я уже сказал, мне нравится время от времени приглашать сторонних музыкантов, и на альбоме есть такие гости. Есть еще один гитарист, другие инструменталисты, но на некоторых треках, да, я сам делал наложения всех инструментов.

И ударных?

Ударные не настоящие, в большинстве своем. Они запрограммированы с использованием сэмплов и драм-машин.

Конечно, но некоторые люди предпочитают живые барабаны на записи...

Я знаю многих, кто предпочитает. Мне они нравятся в определенных случаях; но в других случаях я предпочитаю запрограммированные ударные. Думаю, это очень важно, в основном в том смысле... в том духе, в котором прогрессивная и психоделическая музыка создавались изначально. Я считаю, что в семидесятых и восьмидесятых часть этого настроения была утеряна из-за того, что людей продолжали поглощать новые технологии, новинки, которые люди пытались использовать при написании собственных музыкальных сценариев, чтобы создать нечто по-новому звучащее, поэтому же я пользуюсь этими технологиями, используя их в психоделическом формате, и пытаюсь создать нечто абсолютно новое, объединяя современные технологии с идеями прогрессивной и психоделической музыки шестидесятых и семидесятых годов.

Две кассеты были выпущены в прошлом году на лейбле Delerium, это «Tarquin's Seaweed Farm» и «The Nostalgia Factory», они были записаны в одно и то же время?

Нет, между ними есть промежуток во времени; они появились одна за другой. «Tarquin's» был начат в 1987 и завершен в 1989 году, а «The Nostalgia Factory» был начат сразу после окончания работы над предшественником, и был завершен в конце 1990 года. Как ты знаешь, «On The Sunday Of Life» состоит из материала тех двух кассет. Мы сели и выбрали, на наш взгляд, сильнейшие, наиболее удачные треки из этих кассет. И помня, что материал этих двух кассет уместился бы на четырех пластинках, мы выбрали 80 минут наилучшей музыки, но также провели серьёзное ремикширование. После этого один трек - «Radioactive Toy», - мы полностью перезаписали и реконструировали, в результате его хронометраж увеличился вдвое, с пяти до десяти минут.

Почему там были буклеты из кассет?

Почему были буклеты? Ну, изначально, когда я записал кассеты, они были похожи просто на проекты, записанные в студии одним человеком - мной, а я считал постыдным, что с этими кассетами не была связана какая-нибудь история, за исключением того, что был один парень, в своей студии, записавший музыку, которую очень любил. Поэтому я выдумал целую историю о вымышленной группе, что, как я считал в то время, было весело; я не возлагал больших надежд на эти кассеты, просто думал, что было бы здорово, если б они распродались хотя бы в тысячу копий, и был очень рад, когда это произошло, поэтому я нарисовал этот буклет просто чтобы людям было что почитать во время прослушивания, понимаешь? Такую поддельную историю выдуманной группы.

Да, это озадачило многих людей.

Верно, и я вижу в этом позитивный смысл, потому что у людей появился повод подискутировать об этом. Нет ничего хуже для меня, чем люди, которые, возможно, поставили бы один из моих треков на радио со словами: «О, так, это Porcupine Tree, и это все, что я могу вам сказать о них». Лучше, когда у людей есть какая-то информация для разговора, не важно - правдивая она или выдуманная.

Ты уже упомянул песню «Radioactive Toy»...

Да.

Она особенная для тебя... в смысле... я усматриваю в ней некоторую, скажем, скрытую политику, политический подтекст.

Да, он [подтекст] был. Этот трек был о том, что, возможно, уже не столь актуально сегодня, но, знаешь, не так давно, всего три или четыре года назад ситуация с ядерным оружием была очень серьёзной, естественно, я был весьма обеспокоен этим, и также вдохновлен поздними альбомами Pink Floyd, темами которых была война и угроза ядерной войны. Были еще и фильмы, такие как «Апокалипсис сегодня», и еще один фильм был показан в Британии, не знаю, показывали ли его у вас в Бельгии, «Нити...» (телевизионный фильм о ядерной войне, который был снят режиссёром Миком Джексоном для телекомпании BBC в 1984 году – прим. stupidmax).

Да, я знаю, я помню этот фильм.

«Нити», великолепный фильм о последствиях ядерной войны. Меня он привел в ужас. Поэтому я и написал стихи для «Radioactive Toy», которая изначально была частью очень длинной сюиты под названием «Precious Memories in Freefall» («Важные воспоминания в свободном падении»), но та сюита была заброшена мной много лет назад. Я считал, что те стихи в любом случае очень сильные, поэтому вновь обратился к ним и адаптировал под композицию. И этот случай не исключение, получалось, что музыка создавалась до того, как я осознал, что эти стихи ей подходят. Когда я слушал эту музыку, она ощущалась очень мрачной, весьма драматичной, и стихи, казалось, полностью ее дополняли.

Рад, что правильно всё понял.

Да, всё звучит именно так.

Да, поскольку когда я услышал ее первый раз на кассете, на мгновение в моей голове возник образ Рейгана во главе всего этого.

Да. Да. Рад, что я смог достичь этого эффекта, или настроения.

Другая песня, весьма меня интригующая, это «And The Swallows Dance Above The Sun».

Да.

Она совсем другая, не только в плане музыки, но и, в основном, в плане стихов?

Ну, это стихи, за которые я не несу ответственности, но я могу описать тебе, что чувствую, когда пою эти слова, или когда интерпретирую их в музыке. Эта песня об одиночестве; изначально, когда Алан прислал мне ее, она называлась «Like Ice On The Sun», но затем он изменил название на «And The Swallows Dance Above The Sun». Я думаю, эта песня о состоянии брошенного человека, тонущего в банальной, неинтересной жизни, о чувстве, когда просто сидишь дома, пока весь окружающий тебя снаружи мир непрерывно движется. И эта картина, в «And The Swallows Dance Above The Sun», о том, что в мире происходят невероятные вещи, а я просто сижу здесь, умираю от скуки. И если сравнить эти стихи с большей частью других, то они все в какой-то мере о состоянии прозябания в обыденности. Есть песня под названием «Linton Samuel Dawson», и ее финальный рефрен: «He aids escape to tranquility from the boredom of mankind» («Он с помощью СПИДа обрел избавление от людской тоски»). Теперь, как это... быть в ситуации, описанной в этой песне, в этой истории способом убежать от тоски было принять наркотик, в данном случае ЛСД, «Linton Samuel Dawson», LSD, это старая хитрость «Lucy In The Sky With Diamonds». Не в плане смысла той песни, но я считал, что эти стихи были очень интересными, в них заложена идея убежать от обыденности жизни с помощью наркотиков, и эта финальная строка «Он с помощью СПИДа обрел избавление», «Он» в этом случае это наркотик, или эта вымышленная фигура «Linton Samuel Dawson». Большая часть стихов Алана об этом побеге от обыденности, и думаю «And The Swallows Dance Above The Sun» очень важная часть этой темы.

«Jupiter Island», например, которая очень веселая, это совсем другой тип песни.

Мм. Ну, «Jupiter Island» это одна из тех песен, которые я бы отнес к категории простой психоделической поп-музыки. И ее стихи не совсем конструктивны, в ней нет глубокого смысла, это просто исследование различных психоделических образов, и если читаешь стихи, то они читаются как набор картинок, которые ты снова можешь нарисовать в своей голове, находясь под влиянием какого-нибудь наркотика. Это просто психоделическая поэма, переложенная на музыку, которая, к слову, была вдохновлена очень ранними Pink Floyd, знаешь, как своего рода питомник тимьяна, из которого появлялись песни вроде «Scarecrow» и «The Gnome». Такой питомник тимьяна Сида Барретта. Кроме того, я помню, когда написал эту песню, то просто послушал трек The Dukes Of Stratosphear (этим псевдонимом пользовалась британская группа XTC в середине восьмидесятых, при этом продолжая выступать и под своим основным именем тоже – прим. stupidmax) под названием «Bike Ride To The Moon», который ты, может, знаешь...

Да.

Который, очевидно, сам по себе является стилизацией на...

Очень хорошо сделанной!

Очень хорошо сделанной, в смысле, я люблю XTC, они одна из моих любимых групп, очень умная; я просто послушал «Bike Ride To The Moon» когда обратился к «Jupiter Island», и нашел много общего между ними.

А не боишься ли ты немного... надеюсь, что тебе все равно, но не боишься ли ты, что все эти психоделические стихи и т.д., что тебя запишут в категорию, скажем, старых монстров, в смысле, люди запишут тебя в старого хиппи...

Да, это беспокоит меня, в смысле, буду откровенен: это беспокоит меня, но я могу ответить, что элементы этой музыки остались в прошлом, и не нужно обязательно принимать как данность, что это будет продолжаться и в будущем. Я должен признать, что когда запустил The Porcupine Tree, это была по большому счету шутка, в этом была лишь идея заниматься музыкой, потому что мне нравится заниматься музыкой. Я достиг того уровня за четыре или пять лет, когда мои записи начинают восприниматься слушающими их людьми всерьёз. Я, что очевидно, осознал этот факт, и начинаю заниматься музыкой всерьёз, тут можно снова провести аналогию с историей Pink Floyd. Можно сказать, что на первых альбомах Pink Floyd стихи были довольно бессмысленными, как детские стишки; а спустя пять лет получился альбом «Dark Side Of The Moon», невероятно политизированный и также очень-очень мрачный по их задумке. Я также полон желания всерьёз исследовать новые идеи в будущем, но так, чтобы не пострадало качество. Я всегда считал, что у Pink Floyd был один недостаток, он состоял в том, что они относились к себе слишком серьёзно.

У них было немного чувства юмора.

Было, и я тоже не хочу потерять это чувство, но, с другой стороны, это происходило для удержания равновесия между, думаю, материалом, который люди могут просто слушать для удовольствия, и материалом, который может заставить слушателей задуматься, что на самом деле будет продуманной провокацией, провокацией на ответную реакцию, комментарий, или противопоставлением массовых предубеждений или ожиданий. Вещи вроде «Radioactive Toy», понимаешь, и я думаю, они могут соседствовать на одном альбоме с треками вроде «Jupiter Island». Мне нравится такой контраст; но некоторым людям такое может прийтись не по душе. Люди могут сказать: «Мне нравится «Radioactive Toy», но что это за психоделическое поп-говно на твоем альбоме?», - или кто-то другой может заявить: «Я люблю психоделический поп, но что это за помпезное серьезное говно на твоем альбоме?», - поэтому я понял, что никогда не смогу угодить всем, но вполне смогу угодить самому себе, поэтому если мне нравятся контрастные альбомы, то я и продолжу записывать такие диски.

«The Nostalgia Factory», титульный трек твоей второй кассеты...

Да.

Мне кажется, с этим названием связана какая-то история.

С названием «The Nostalgia Factory» действительно связана история: названия «The Nostalgia Factory» не было среди тех названий, которые Алан прислал мне вместе со стихами. Мне хотелось назвать альбом «The Nostalgia Factory», или «Вторая кассета», что больше подходило; «The Nostalgia Factory», в этом есть элемент... это, если хочешь, маленькое самокопание в том, что я бы назвал тупиковой формой психоделической и прогрессивной музыки; эта тенденция существует, в основном, с конца семидесятых годов, и почему-то разрастается сейчас. Это не обязательно связано с антипатией к собственно музыке, но что меня немного разочаровывает, так это нежелание музыкантов двигаться в направлении создания новых жанров. Сейчас, вероятно, таких элементов в моей музыке предостаточно, но я ищу способ поднять её на следующий уровень, я ищу способы сделать музыку актуальной в 1992 году, чтобы я мог апеллировать и поклонникам танцевальной музыки, увлекающимся ею, посещающим танцевальные клубы, и старым хиппи, которые, вероятно, знаешь, только недавно были большими поклонниками Pink Floyd и собирали записи Hawkwind, или кого-то еще. Поэтому я, в каком-то смысле, пытаюсь залатать эту брешь. Сейчас, думаю, люди убегают от реальности, когда не делают этого; они счастливы почивать на лаврах своего прошлого успеха, и заявляя о своем развитии, они в действительности топчутся на месте, к сожалению, их поклонники составляют крошечную аудиторию. В смысле, The Ozric Tentacles, я полагаю, вероятно, на протяжении уже долгого времени это наиболее влиятельная психоделическая или прогрессив-рок-группа, неважно, как это назвать, но думаю, что даже они сами не знают, каким образом перейти на новый уровень популярности, потому что их музыка не разговаривает со слушателями в том смысле, в котором она должна была бы. Во-первых, потому что они не используют стихи, что, к сожалению... хотя я не возражаю против этого, мне кажется, в мире существует большое количество очень важных инструментальных коллективов, но недостаток в использовании вокалистов и стихов становится для них проблемой привлечения новой аудитории. И также не секрет, что все их альбомы имеют тенденцию звучать как новая аппроксимация альбома Gong 1973 года. Хорошо, сейчас, может быть, это приятно слушать, и я, знаешь ли, с удовольствием слушаю «Озриков», но это не значит, что я считаю их чем-то важным на фоне общей музыкальной картины. Эта музыка вообще по своей сути не делает важных заявлений. Она просто умеряет твое ностальгическое настроение, поэтому когда я назвал ту кассету «The Nostalgia Factory», это была гримаса с высунутым языком в ответ... это было очень ироничное название, потому что мне казалось, что я привношу в музыку что-то новое. Я всегда был ярым сторонником использования технологий, и это главное, что выделяет The Porcupine Tree на фоне других артистов жанра, которые, думаю, были бы счастливы навсегда перестать выглядеть пародиями на 13th Floor Elevators или Hawkwind. Это мое личное мнение.

Это, конечно, вызов для них.

Это вызов для других людей, да. Но то, что я слышу, я слышу конкретно ту [старую] музыку. А мне нравится быть немного новым, немного экспериментальным.

Есть ли надежда услышать музыку The Porcupine Tree вживую?

Да, есть. Я собрал группу при помощи моего лэйбла, представители которого подыскали мне нескольких музыкантов для совместной работы. Я также привлекаю некоторых других музыкантов, с которыми работал над альбомами, или кассетами, поэтому, возможно, позже в этом году мы будем исполнять вживую материал нового релиза, который вообще-то будет синглом; вероятно, в октябре/ноябре у нас будет несколько концертных выступлений; возможно, мы начнем только в Британии, но я буду очень рад выступать и в Европе, если буду получать такие приглашения, так что я полон планов на будущее. Лично мне будет весьма интересно услышать этот материал в концертном воплощении, потому что до настоящего времени он не звучал за пределами студии.

И он должен вызвать ответную реакцию у зрителей.

Да. Должен вызвать такую реакцию. И также мне вместе с другими музыкантами нужно будет проработать его, потому что очевидно, что-то в нем изменится в процессе концертной интерпретации, и мне интересно нарушить баланс между [студийным и концертным звучанием] в сторону более импровизационных экспериментальных пассажей. Я очень сильно хочу так поработать, как Pink Floyd работали на «Umma Gumma», над такими же космическими, пугающими оттенками, которыми обладали их «A Saucerful Of Secrets» и «Set The Controls For The Heart Of The Sun»; очень-очень динамичные, интенсивные, но и совсем воздушные, в том смысле, что эта музыка не была структурной, это были всего лишь четыре человека, которые невероятно согласованно мыслили и понимали, как продюсировать такую музыку, это меня просто изумляет.

Ты считаешь, что концертная деятельность повлияет на твою музыку?

Думаю, это могло бы повлиять на музыку, которая появится в будущем, да. Если группа будет иметь концертный успех, то я буду задействовать других участников в студии всё больше, и, может быть, впервые использую в студийной работе живые барабаны. Хотя сейчас мне все еще интересно использовать в студии все доступные на сегодняшний день технологии. Но всё, несомненно, меняется, да, грядущая концертная деятельность тому пример. Я бы хотел записать концертный альбом; мне бы хотелось, чтобы у людей был документ того, как звучит материал The Porcupine Tree, когда его исполняет полноценная группа.

«On The Sunday Of Life» твой первый винил-альбом.

Да.

«On The Sunday Of Life». Жизнерадостное название.

Мм.

А обложка альбома немного мрачная и депрессивная.

Да. Могу привести хорошую аналогию - «Wish You Were Here» Pink Floyd. Название очень, очень... «Wish You Were Here» вызывает ассоциацию с людьми, которые провели прекрасные выходные, и они отписывают своим друзьям: «Жаль, что вас не было с нами», - это полное счастья высказывание. Но ты рассматриваешь конверт альбома и он очень, очень специфичный, на нем изображена очень жуткая сцена, я также хотел соединить воедино очень жизнерадостное название и такую обложку альбома, придающую альбому другой смысл, а обложки альбомов Pink Floyd, особенно работы Hipgnosis, всегда обладали такими качествами, и мне это очень нравится. Я хочу вернуть моду на такие вещи, потому что, еще раз, я немного устал от психоделической и прогрессивной музыки с налетом эксцентричности....

Набившей оскомину...

Набившими оскомину песнями.... Весьма предсказуемыми, весьма занудными. Это было прекрасно для 1967 года, но, на самом деле, использование фотографии таким образом, как делали Hipgnosis, мне кажется, за последние десять-пятнадцать лет так и не было оценено по достоинству, а мне бы хотелось видеть их [в оформлении альбомов] снова, вот почему я отстаиваю эту позицию....

Ты мог бы использовать компьютерную графику....

Компьютерная графика, мы думали об этом; к сожалению, компьютерная графика больше ассоциируется с...

Нью-вэйв...

Нью-вэйв и танцевальной модой, особенно в Британии. Группы вроде The Shamen и некоторые другие рейв-группы используют компьютерную графику, они уже ассоциируются с использованием компьютерных технологий. Я пытаюсь скрестить их, - органические качества, которыми обладали психоделическая и прогрессивная музыка, и современные технологии. Я ищу золотую середину и думаю, что тот стиль, использование фотографии, ее искажение... фотография на обложке альбома составлена из двух фотографий, это две разные фотографии, расположенные рядом, так, что ты бы никогда не смог связать их друг с другом, таким образом ты... взгляни на обложку альбома Pink Floyd «Animals», на ней свинья парит над электростанцией; такую картину не увидишь в обычной жизни, поэтому когда смотришь на нее, то задумываешься, или смеешься, или еще что-то, но эта фотография провоцирует ответную реакцию. Вот почему я люблю такой стиль оформления, и, думаю, продолжу работать в таком стиле. Мне очень повезло, что я знаком с одним графическим дизайнером, он очень хорош, он оформил обложку альбома; у него хорошо получаются вещи такого рода.

Что ж, звучит многообещающе!

Я возлагаю большие надежды на новый альбом, потому что, как я уже сказал, первый альбом «On The Sunday Of Life» является результатом четырехлетней работы, в течение этих лет я экспериментировал с большим количеством стилей, стихов, и совершил множество ошибок. Некоторые из ошибок остались на альбоме, потому что я посчитал их интересными, ошибками, которые... было интересно слушать на фоне удавшихся треков. Следующий же альбом будет более сплоченным. Это будет еще один двойной альбом, он снова будет весьма разнообразным в плане использования различных стилей, но также это будет продукт того, чем я жил последние двенадцать месяцев, а не последние пять лет, поскольку за пять лет я очень во многом изменился; музыка во многом изменилась за это время. У нас в Британии произошла большая революция на танцевальной сцене, и я думаю, на танцевальной сцене сейчас только начинается вторая волна интересных музыкантов, групп вроде The Orb, The Shamen, которые привносят позитивные аспекты в танцевальную музыку, привносят в нее более психоделический, интригующий и экспериментальный смысл, и мне видится, что The Porcupine Tree могли бы встать с этими группами в один ряд, не потеряв при этом свою аудиторию. Так что, я очень взволнован такими перспективами.

Есть ли уже у нового альбома рабочее название?

Есть, хотя я должен подчеркнуть, что это только рабочее название, но следующий альбом мог бы быть назван «Up The Down Stair».

«Up The Down Stair».

«Up The Down Stair», да. Хорошо. «Up The Down Stair» это название одного из треков альбома; в композиции «Voyage 34» (изначально Уилсон хотел включить этот трек в альбом «Up The Downstairs», но впоследствии от этой идеи отказался – прим. stupidmax.) вставлен сэмпл, в котором доктор рассказывает о впечатлениях от ЛСД-путешествия, и в одном из монологов он рассказывает о человеке, у которого был очень плохой ЛСД-трип, он говорит: «Во время этого конкретного трипа он встретил самого себя, поднимающегося вниз», - и мне эта игра слов показалась очень красивой, чтобы использовать ее в качестве названия альбома, но оно еще может поменяться. Но пока, в любом случае, это мое рабочее название.

Хорошо. Кажется, мы обсудили уже достаточно тем, скажешь несколько слов на прощание нашей радиостанции, радио шоу «Magic Mushroom», или кому бы то ни было в Антверпене, кто нас слушает?

Эрр. На прощание. Боже. Я не думаю, что могу, нет. Я думаю, что...

Что-нибудь осмысленное!

Ну, все, что я могу сказать, если и есть послание, которое несет в себе музыка The Porcupine Tree, то это исследование возможностей современной музыки, но также и старой музыки. Если бы мне нужно было описать идеологию The Porcupine Tree в двух словах, то это было бы так: это попытка использовать современные технологии и современные течения в психоделическом прогрессивном обрамлении. И я буду только рад, если будут появляться новые художники, ищущие способы что-то изобрести в современном мире, буду надеяться, что они будут создавать свою музыку с такой же оглядкой на 90-е, как и на 60-е и 70-е.

Прекрасно. Спасибо тебе большое.

Всегда рад.


Этот разговор состоялся в солнечный день в Британии, где теперь будут лить дожди миллион лет.

Марк


(Комментарий SW к этому интервью в 2000 году: «Полагаю, я был большим фанатом Pink Floyd, да?!»)


Перевод: stupid max.