Пресса

Тим Баунесс: интервью для examiner.com (2013)

Известный своей работой в составе британского прогрессив-поп дуэта No-Man (вместе со Стивеном Уилсоном), вокалист Тим Баунесс на протяжении многих лет является довольно занятым работой над многими сторонними проектами человеком, в частности, над вторым студийным альбомом Henry Fool «Men Singing». Недавно мне посчастливилось поговорить с ним о вышеуказанных проектах, его музыкальном будущем и других текущих делах.

 

«Men Singing» это первый альбом Henry Fool за десять лет. Почему такой большой перерыв?

 

Вообще-то прошло уже двенадцать лет! Тому есть три основные причины. Первая, это потому, что все мы заняты и в других проектах, включая и то, что большая часть состава группы входит в состав концертной группы No-Man. Вторая заключается в том, что хотя за эти годы мы написали достаточно материала, по разным причинам мы не смогли найти правильного решения для упорядочивания и издания столь разнородной коллекции музыки. Третья и, возможно, ключевая причина состояла в том, что мы записали столь большое количество музыки, что понадобились месяцы только для того, чтобы отслушать все файлы и отбросить ненужное. У нас было стоящего материала на пять альбомов, из которых 14-минутные композиции, наподобие «Everyone In Sweden» выбирались из получасовых полу-акустических студийных импровизаций.

 

Как собиралась эта группы? Что сподвигло вас на совместную работу?

 

В различных составах мы все работали один с другим на протяжении многих лет. Майкл Бэрпак, Питер Чилверс, Эндрю Букер и я были знакомы еще с начала 90-х, хотя с Майклом я сотрудничал еще с 1985 года. Я познакомился со Стефеном Беннеттом в 2000 году, и мы сразу же сдружились, поэтому наше музыкальное сотрудничество было неизбежным.

 

Новички в группе это Джаррод Гослинг, с которым я познакомился, работая с его группой Regal Worm. Мне очень понравилась их музыка, и я с радостью принял предложение исполнить вокальные партии на их новом альбоме. В ответ, я пригласил его принять участие в записи «Men Singing». Фил Манзанера, с которым я сотрудничаю в Burning Shed, присоединился совсем недавно, но сыграл несколько действительно классных гитарных партий, которые тонко раскрыли то, что мы уже записали.

 

Что скажешь о названии этого проекта?

 

Мы использовали название потрясающего фильма Хола Хартли 1997 года. Это название было одним из десяти, и хотя ни у кого из нас не было предпочтений относительно этого названия, оно победило путем нашей сложной пропорциональной системы голосования. Демократия в действии!

 

Тебя часто отмечают за особенный эмоциональный вокал. Что заставило тебя сделать «Men Singing» инструментальным альбомом?

 

Я сочинил много материала, играя на гитаре, и хотя большая часть написанных мной вещей выдержана в песенной манере, время от времени я сочиняю рифы и последовательности, между которыми не нашлось бы место стихам.

 

Мне очень понравилась идея сделать полностью инструментальный альбом, такой как этот, так как он отличается от всего, что я издавал ранее и очень отличается от того, с чем меня обычно ассоциируют. У меня богатая коллекция джаза и джаз-рока, также и огромное количество классиков-минималистов и инструментальных прогрессив и пост-роковых альбомов, поэтому то, что Henry Fool сделали на «Men Singing» является результатом тех накопленных знаний и энтузиазма, которыми я обладаю.  Как таковой, это на удивление естественный для нас альбом.

 

Кто и что оказали влияние на музыкальное направление, которое было выбрано для нового альбома?

 

В конечном счете, мы просто собирались в студии и записывали музыку, импровизируя без каких-либо предустановок. Мы понимали, что работаем в рамках прогрессив/пост/джаз/рока, но без влияния каких-либо особенных музыкальных групп.

 

Обычно какие-то части рождались из гитарных партий, которые приносил я, и группа обыгрывала их так, как я сам не смог бы. «My Favourite Zombie Dream» появился в результате экспериментов Питера Чилверса и Майкла Бэрпака с процессором звуковых эффектов.

 

Слушая готовый альбом я могу услышать все стили музыки в миксе из джаз-рока (Майлз Дэвис, Weather Report, Soft Machine и т.д.) в прогрессив  (Genesis, King Crimson, Pink Floyd) и минимализм (в частности, ранние Терри Райли и Филип Гласс), но я надеюсь, что у него [альбома] свое собственное настроение.

 

Вы также издали новый EP «The Free Henry Fool Download EP». Можешь рассказать, что в него вошло и что привело вас к решению издать его?

 

Это просто бесплатный промо-EP, в который вошли отредактированная версия композиции из «Men Singing», два трека из нашего дебютного альбома, и неизданный инструментальный трек, написанный Стефеном.

 

Обратимся к no-man, они почитаемы за меланхоличные, спокойные мелодии и прекрасные аранжировки. Что заложило  фундамент столь высокой эмоциональности стихов? Ты чувствуешь, что сожаление и печаль гораздо более сильные чувства, чем счастье?

 

Хорошо это или плохо, но мой голос обладает  такими мрачными качествами, и, думаю, что я сам естественным образом слушаю и сочиняю меланхоличную музыку. Однако, с такими песнями как «Truenorth», думаю, я добавляю немного  надежды, оптимизма и изумления в то, что делаю. Счастье и радость, конечно, трудней выразить в музыке доподлинно, нежели печаль. Мне, по крайней мере.

 

Какой альбом no-man твой самый любимый и почему?

 

Полагаю, что я склоняюсь к «Together We're Stranger». Это бескомпромиссное решение и оно делает этот альбом еще лучше. Этот альбом появился в непростое время и для меня, и для Стивена, и я, казалось, достиг прекрасной формы, когда мы работали над ним. Я не думаю, что у него лучшая динамика или самые лучшие песни, которые только были нами написаны, но в нем сочетаются акустическая согласованность и эмоциональная фокусировка, что мне очень нравится.

 

Ты все еще находишься в контакте со Стивеном? Обсуждали ли вы идею записи нового альбома no-man?

 

Да, постоянно. У нас был европейский тур с No-Man в прошлом году, который был весьма приятным и заряжающим энергией, в данный момент мы обсуждаем возможность записи нового альбома No-Man этим летом, и может быть, мы дадим несколько концертов в 2014 году.

 

Я уже был в студии с концертным составом No-Man и мы записали около получаса или часа стоящей новой музыки, которая, надеюсь, будет включена в те заготовки, с которыми Стивен и я начали работать в этот раз. Мы также продолжаем работу над «диско-эпиком» в качестве среза всего лучшего, что было у нас за 20 лет, и я надеюсь, что мы наконец закончим его. Конечно, когда он будет издан, то создастся впечатление, что мы потратили на него не более 5 минут!

 

В том же ключе ты ранее поработал с Жанкарло Эрра в его проекте Nosound, в 2011 году вы выпустили альбом «Warm Winter» под псевдонимом Memories of Machines. Как возник этот проект и есть ли у вас планы на продолжение совместной работы?

 

В 2005 году Жанкарло пригласил меня записать партию  вокала для песни Nosound. Получилось хорошо, что сподвигло нас на сотрудничество в более серьёзном проекте. Почти за четыре года в Италии, Англии и США мы написали материал для альбома. Из этого получился «Warm Winter».  Мы оба любим этот альбом, и, хотя мы не пересекались больше с того времени, я думаю, нам обоим по нраву идея записи нового альбома Memories Of Machines.

 

Можешь ли рассказать о каких-то новых проектах?

 

Я записал несколько вещей, которые, возможно, появятся в недалеком будущем:

 

Работа над вторым альбомом Slow Electric идет хорошо, но очень медленно; экспериментальный альбом с Элистером Мёрфи, в записи которого принял участие Пэт Мастелотто, почти готов; я написал несколько песен вместе с Джимом Матеосом из Fates Warning/OSI; я стал соавтором Джэкоба и Энрю Килинга из White Willow в работе над несколькими акустическими треками. В «дальнем ящике» также издание альбома кавер-версий песен Ника Дрейка, часы эмбиентных вокальных треков, а также альбом перезаписанных песен, которые я написал еще в 80-е. Плюс еще несколько демо-треков, написанных с No-Man.

 

Если бы у тебя была возможность посотрудничать с кем-то из ныне живущих музыкантов, кто бы это был? А из скончавшихся?

 

Я счастлив тем, что уже успел поработать с некоторыми людьми, на чьей музыке я рос, и я до сих пор трепещу от осознания этого факта (Роберт Фрипп, Питер Хэммилл, Фил Манзанера, Дэйв Стюарт, Брюс Кэпан, Ян Карр, и так далее).  Тем не менее, всегда найдутся люди, с которыми я был бы счастлив поработать.

 

Из ныне живущих – Эберхарт Уэбер, Филип Гласс, Стефен Дрозд, Джон Кристенсен, Брайан Ино, Кейт Буш, Джони Митчелл, Вуди, Брайан Блэйд, Джон Кейл, Дэвид Боуи, Питер Габриель и многие другие люди, с которыми я даже не знаком. Из скончавшихся – Майлз Дэвис, Джон Колтрейн, Джако Пасториус и еще десять дюжин других!

 

Мне также интересно работать с людьми, которые, как мне кажется, могут привнести в запись что-то отличное от того, что могу я сам. Мысля в таком ключе, на ум приходят Дэвид Бирн, Стив Хакетт, Трент Резнор, Линдси Букингем и Тодд Рандгрен.

 

А с кем бы ты мечтал выступить на одной сцене или отправится в тур?

 

Моя группа мечты, - со мной или без меня, - выглядела бы следующим образом:

Майлз Дэвис – труба, эффекты

Роберт Фрипп - гитара

Терье Рипдал - гитара

Брюс Кэпан – педальная слайд-гитара

Лунние Листон Смит – электропьяно, синтезатор

Стив Рейч - маримба

Эберхард Уэбер - бас

Фил Коллинз - ударные / драм-машина

 

Спасибо, Тим

 

Спасибо, Джордан

 


Оригинал интервью: http://www.examiner.com/article/tim-bowness-no-man-delves-into-his-newest-outlets-and-influences

 Интервью провел: Джордан Блюм

Перевод: stupid max